Сергей Корнев (kornev) wrote,
Сергей Корнев
kornev

Categories:

Легкая мишень

Сын чекиста застрелил интеллигента, безобидного школьного учителя. Почему я не удивляюсь? Тот архаичный и садистский тип межчеловеческих отношений, который путинские охранители изо всех сил навязывают нашему обществу последнее десятилетие, никоим образом не мог миновать их собственные семьи и их собственных детей. Где-то в Сицилии люди умеют творить зло, но оберегать от этого свои семьи, охранять от зла домашний очаг. В России нет этой специфической культуры. Российский садист, даже «добрый в душе», даже «садист поневоле, по долгу службы», пропитывается насилием весь целиком, несет его домой в своей собственной искореженной голове, и оно калечит души его детей.

Расстрел учителя географии в московской школе многие журналисты и психологи поспешили использовать как повод записать в «группу риска» чуть ли не всех современных школьников. На самом деле главную группу риска составляют дети (мальчики), вырастающие в семьях силовиков, полицейских, чекистов, судейских, и всех тех, кто в нашем феодальном обществе де факто «стоит над законом». Это не шутка, не злая ирония и не попытка очернения, а реальный факт: при некоторой сноровке вы всегда опознаете сына силовика даже в группе двух-трехлетних детей. Если мальчик агрессивен, неусидчив, неуправляем, отнимает игрушки у более слабых детей и норовит ударить их просто походя, без всякой причины, - с большой вероятностью перед вами сын охранителя. И это не вина, а беда этих людей. Государство сделало бы хорошую услугу и народу, и представителям силового сословия, если бы каждого ребенка из таких семей с самого рождения прикрепляло к персональному психотерапевту, чтобы тот компенсировал негативное влияние, исходящее от родителей. Я даже готов, ради безопасности собственных детей, платить дополнительный налог на содержание штата таких психологов. Иначе, через поколение, Россия станет совсем непригодной для жизни.

Почему жертвой потомственного охранителя стал именно учитель, интеллигент? Может быть, сословные поведенческие паттерны имеют свойство воспроизводиться? Известно, что образ жертвы прописан в мозге хищника на уровне хардвера. Это как с цыплятами, которые умеют клевать зерно прямо с рождения. Но я думаю, что дело не в этом. Направленность насилия определяется прежде всего культурой. Базовая доминанта нынешней культурно-информационной политики – перенаправить латентную жажду насилия, вызванную стрессом, с тех групп, которые этот стресс реально вызывают (власть, этнокриминал), на группы, которых власти «не жалко». Одна из таких групп – русская интеллигенция, которая «во всем виновата» и вообще «мешает людям нормально жить». Как вы думаете, какое отношение к интеллигенции, к учительскому сословию воспитывал у своего чада отец школьника-стрелка, отставной сотрудник ФСБ?

Интеллигенция сочетает в себе два преимущества в качестве «мишени». Она самим своим существованием морально противостоит охранителям и навязываемой ими садистской, феодальной матрице межчеловеческих отношений. И она беззащитна, не может дать отпор, «легкая мишень». А инстинкт самосохранения так или иначе работает даже у «сумасшедшего психа» или «жертвы нервного срыва». Поэтому псих с ружьем скорее пойдет в больницу, школу или детский сад, чем в полицейское управление или притон этнического криминала. Словом, если вы в последние годы занимались в СМИ и соцсетях «обличением интеллигенции», которая мешает «доблестным охранителям» «спасать страну», то нарисуйте себе звездочку на фюзеляж. В убийстве учителя географии есть и ваша «заслуга».

P.S. Косарекс хорошо, рельефно развил эту тему: "Говорят и не договаривают"
Tags: вопросы этики, педагогика, социум
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 52 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →