Сергей Корнев (kornev) wrote,
Сергей Корнев
kornev

Categories:

Плюсы и минусы национального ирредентизма

Давайте на время отвлечемся от вопросов морали, международного права и сострадания к соотечественникам, попавшим под власть бандеровцев. Давайте сначала позаботимся о себе, посмотрим на ситуацию исключительно с точки зрения интересов русских, ныне живущих в РФ. Посмотрим, какие плюсы и новые возможности, и наоборот, какие минусы и риски могла бы нам (обычным людям, а не элитам) принести попытка отхватить от Украины и присоединить к РФ настолько большой кусок, насколько это вообще возможно. При этом отдавая себе отчет, что мотивами нынешнего руководства РФ, если оно все же решится на этот шаг, будут отнюдь не интересы русского народа.


Новая карта России. Пара минут работы в фотошопе. Однако нужно понимать, что в реальности эта карта будет создаваться не фотошопом, а железом и кровью, и вариант добровольной федерализации Украины был бы значительно гуманнее и безопаснее.

Плюсы и новые возможности:

1. Ликвидация последствий исторической ошибки (точнее, исторического преступления). Устранение искусственной границы (одной из таких границ), разделившей русский народ, причем разделившей не абстрактно-теоретически, а вполне конкретно, по живому, на уровне отдельных семей, так как миллионы русских в РФ имеют родственников на Украине.

2. Национальный подъем, рост самооценки и национального самосознания русских. Причем последнее случится при любом исходе: и в случае победы, и в случае поражения Путина в борьбе за Украину.

3. Значительное повышение доли европейцев и славян в населении России, что немаловажно, учитывая возрастающее количество азиатов и мусульман. РФ в целом при этом несколько сдвинется из Азии в Европу. Все усилия властей по смещению демографического баланса страны в пользу Азии мгновенно обнулятся.

4. Расширение жизненного пространства, и его качественное улучшение. К России будут присоединены регионы с теплым климатом, побережье теплого моря. Это расширяет жизненные возможности не только народа в целом, но и каждого отдельного человека. И с точки зрения туризма (как минимум, не нужно будет проходить таможню), и с точки зрения выбора места для жизни. С климатической точки зрения Украина – это лучший кусок России. Если человек хочет продать дом «в тундре» и поселиться в более теплых краях, то у него будет больше возможностей и больше выбор.

5. В перспективе - экономический рост, за счет освоения российским капиталом украинских территорий и объектов. С точки зрения экономики, уже само по себе расширение «внутритаможенного» пространства является плюсом. Этот рост хоть немного, но компенсирует неизбежное возрастание бюджетных расходов, связанных с присоединением.

6. С добавлением украинских сельхозугодий, автоматически закрывается проблема продовольственной безопасности России.

7. Множество новых вакансий для русской интеллигенции, прежде всего в системе образования, так как украинские школы в отсутствие госпринуждения начнут закрываться, а большому количеству новых русских школ потребуются кадры педагогов.

8. Вхождение в политический класс России множества новых активных региональных политиков, образовавшихся на этапе борьбы за отделение от Украины. По политическим соображениям, Путин не сможет сразу же включить против них репрессии, ему какое-то время придется поддерживать видимость «медового месяца» в отношении новых регионов. Жесткость властной вертикали там далеко не сразу будет приведена к общероссийскому знаменателю. Эти регионы будут фактором, возмущающим российское политическое болото, «плохим примером» (с точки зрения путинцев) для остальных регионов и элит.

9. Вхождение в русскую общину РФ множества людей, которые только что поверили в свою способностью низвергать старую власть, создавать новые органы власти, менять судьбу своей страны, своих регионов. По политическим соображениям, российская власть не решится с первых же шагов давить в этих регионах протесты тех самых людей, которые только что обеспечили их вхождение в РФ. Общий уровень гражданской активности и политических свобод в них будет повыше, чем в остальной России. А с них будут брать пример и другие. С этого может начаться волна общей демократизации РФ.

10. Западные санкции против российского истеблишмента замкнут его интересы внутри России и поневоле сделают его более патриотичным, более зависимым от русского народа, более расположенным видеть в нем не помеху, а фундамент своего благосостояния. Разрыв в интересах между верхушкой и русским народом несколько уменьшится, улучшится отношение к нему со стороны власти.


Минусы и риски:

1. Риск прямого военного столкновения с НАТО, с множеством жертв и вероятным поражением.

2. Риск развертывания затяжной партизанско-террористической войны со стороны бандеровцев, в том числе на нынешней территории РФ.

3. Экономический ущерб – от международных санкций, от военных действий, от перераспределения бюджетных ресурсов для обустройства новых территорий. Как следствие – рост цен, рост безработицы, снижение реальных доходов населения.

4. Понижение уровня жизни и уровня социальной поддержки в связи с уменьшением бюджетного «социального пирога» в расчете на душу населения. Необходимость выплачивать пенсии и пособия миллионам жителей новых территорий, обеспечивать зарплаты бюджетникам, финансировать школы и больницы, негативно скажется на остальных регионах России, даже если не будет экономического спада.

5. Укрепление путинского режима в России. Впрочем, результат может быть прямо противоположным, если Путин обманет надежды, потерпит поражение, или если социально-экономические последствия его победы резко понизят уровень жизни большинства граждан. С точки зрения стабильности путинского режима, рост ирредентистских настроений русского населения – это не бонус, а дополнительное бремя. Тем более что мы еще не знаем истинных планов Путина относительно Украины, что он на самом деле хочет: «войти в историю», или «тихо отползти в сторону, сохранив реноме». Пока он не открыл этих планов, агитация за присоединение русских регионов Украины – это ни в коем случае не «пропутинская пропаганда», а наоборот, инструмент давления на Путина.

6. Дополнительное закручивание гаек в России под благовидным предлогом «обострения ситуации». Собственно, это уже началось: инициатива об отмене выборов мэров, разгром «Ленты», блокирование популярных интернет-ресурсов белоленточной оппозиции.

7. Усиление репрессий против русских националистов, в рамках обострения «борьбы с фашизмом». При этом населению будут объяснять, что «это российский аналог бандеровцев», «они хотят устроить то же самое в России» и т.п.

Сравнивая плюсы с минусами, видим, что плюсы более весомы и в большинстве случаев компенсируют минусы, хотя бы отчасти. Россия станет более бедной, менее свободной (на какое-то время), но зато более «прорусской». И лишь риск полномасштабной войны с НАТО, перерастающей в термоядерную, это действительно серьезно. Пока, однако, ни Америка, ни страны ЕС не выказали желания развязать войну. А санкции вполне можно перетерпеть, вечными они не будут. Тем более что с украинскими сельхозресурсами голод нам не грозит. Я сомневаюсь, что если претензии России останутся в рамках законного национального ирредентизма, западные страны рискнут поставить на карту свое благополучие и саму жизнь.

С другой стороны, многие убеждены, что нынешние тенденции в экономике, социальной сфере и демографии неизбежно приведут Россию и русских к гибели. Значит, любая «встряска» пойдет стране только на пользу, поскольку даст хоть какой-то шанс переломить эти тенденции. Путинская «стабильность» такова, что если нас не уничтожат в термоядерной войне за Украину, то мы сами деградируем и вымрем в течение ближайших десятилетий. Вариант лягушки, которую постепенно варят в молоке, - самое плохое, что можно себе представить. Не лучше ли погибнуть с честью, чем заживо разлагаться? Пусть в учебниках истории лучше напишут: «Русские погибли, сражаясь со всем человечеством за свои национальные интересы», а не «Сами передохли от депрессии и бессилия».

Впрочем, еще раз подчеркну, что все эти рассуждения относятся к проекту русской ирреденты самому по себе, а не являются призывом безоговорочно поддерживать путинскую политику в отношении Украины. Дело в том, что о целях и о планах Путина мы ничего не знаем, и вполне возможно, что он задумал все «слить». В стратегическом отношении, активная агитация за ирреденту сегодня – это не поддержка Путина, а способ давления на него.

Напоследок все же скажу пару слов о морали и международных договоренностях.

Что касается международного права, то никакие договоры не являются вечными, они отражают баланс сил и интересов в момент своего заключения, и с изменением этого баланса неизбежно пересматриваются. «С точки зрения вечности» Брестский мир, гарантировавший суверенитет Украины в 1918 году, был ничем не хуже серии договоров, обеспечивших раздел СССР в 90-е гг. Между тем, этот Брестский договор со смехом выбросили в клозет как ничтожный те самые державы (США, Британия, Франция), которые сегодня ратуют за суверенитет и целостность Украины. В том же самом месте неизбежно окажутся и договоры о расчленении русской земли, подписанные больным алкоголиком, дважды совершившим госпереворот. С точки зрения легитимности Ельцин в Беловежье ничем не лучше Ленина с Троцким в 1918 году.

Что касается морали, то у украинских элит было 23 года, чтобы превратить свое государство в стабильную процветающую федерацию, в государство двух равноправных народов. Если они этого не сделали, если продавливали насильственную украинизацию (см. карту внедрения украинских школ), то пусть теперь жалуются Гитлеру в Аду. Целостность Украины – это последнее, о чем может печалиться сегодня русский человек.
Tags: Украина, прогнозы, русские
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 69 comments