Сергей Корнев (kornev) wrote,
Сергей Корнев
kornev

Category:

Ретроспективно о фанатах Pussy Riot

Интересно было бы сопоставить совокупности непримиримых пуссириотов и нынешних бандерофилов. По ЖЖ у меня сложилось впечатление о почти единогласном одобрении бывшими фанатами Pussy Riot кровавых карательных акций фашистской хунты. И это позволяет окончательно подвести черту под казусом «пуссириотства»: что это было и зачем это было. Бурная общественная полемика, которую Pussy некогда вызвали, оказалась первым шагом на пути к отродьезации новиопской интеллигенции и к ее изоляции от основной массы русского населения. Барьер между этими двумя группами сократился до устрашающего власти минимума в дни «белоленточного протеста», когда многие люди поверили в реальность «антипутинского союза либералов и националистов». Казалось, эти два континента действительно неудержимо дрейфуют друг к другу, и либеральная фронда начинает опираться на тектонический гул протестов русского большинства. И тут случилась полемика о Pussy.

Самым болезненным элементом этого скандала стал не эпизод с выступлением в храме, и не обсуждение меры наказания для «кощунниц», а активно раскрученная либералами дискуссия «о вине Церкви», попытка «завиноватить» всех православных и сочувствующих православию. Вместо разумного требования милосердия в отношении обвиняемых, пуссириоты развернули дискуссию о том, имеет ли вообще консервативная общественность право возмущаться этим эпизодом, имеет ли право самостоятельно решать, что для нее – кощунство, а что – нет. Православная общественность в отрицании этого права усмотрела наезд на себя в стиле «Мы, избранные, имеем святое право поучать быдло правилам хорошего тона, а быдло не имеет права даже вытирать слюну с лица после наших плевков». Спокойное русское большинство, в массе не возмущенное самим актом «кощунства», было оскорблено именно этой «воспитательной претензией» со стороны новиопов, отрицающей наше право на субъектность в сфере оценок. На этом фоне объединение русских с новиопами в едином протестном движении внезапно обрело иные очертания: уже не как «союз равных против общего врага», а как «объединение бар с холопами ради борьбы за дополнительные барские прерогативы». На этом «белоленточный протест» по сути и закончился. Антикрымская истерия новиопской общественности окончательно забила в его могилу осиновый кол. А открытая поддержка антирусских карателей на Украине переместила этих людей в глазах русского большинства из разряда «просто чужих» в разряд «мерзких тварей» и «заклятых врагов».

Хочу подчеркнуть, что я веду речь не столько о политической позиции, сколько об очевидной моральной и человеческой деградации этих людей. Ни один нормальный человек, нравственно принадлежащий к европейской цивилизации, не будет радостно аплодировать атомной бомбардировке Хиросимы или сожжению Дрездена, даже сознавая, что это делалось против населения вражеских стран, и сами эти страны не особо церемонились с населением противника. Откуда же у нас вдруг вылезло столько моральных Чикотил, оправдывающих массовое убийство безоружных людей и карательные военные акции против восставшего населения? Никто ведь людей шилом в зад не колол, могли бы просто промолчать из приличия, «перевести разговор на другую тему», сохраняя видимость человеческого облика. Но нет, одни стали шумно радоваться, другие, что еще омерзительнее, стали оправдывать произошедшее, в стиле «они сами себя убили». Или «это была самозащита: в ответ на выстрелы из толпы противника, пострадавшие отомстили сожжением 100 посторонних женщин». Моральное убожество в таких «оправданиях» раскрывается только сильнее.

Что поражает больше всего: еще каких-нибудь 3 года назад, до начала Pussy-полемики, все это были милейшие люди, единомышленники. Многие из них, в аналогичных ситуациях, поддерживали «наших» восставших – против чужих карателей, против Запада (в Югославии, в Приднестровье). Некоторые оправдывали право на независимость и партизанщину даже для чеченских сепаратистов – но это объяснимо хотя бы как следование принципу. Теперь все эти принципы «пошли лесом», и они включились в систему военной пропаганды кровавой хунты, которая ведет войну с восставшими оппозиционерами-регионалистами, давит танками мирные города, причем этих восставших, по признанию самой же хунты, активно поддерживает большинство местного населения. То есть, это война с народом в чистом виде. Сейчас, силами фашистских штурмовиков, призванных из других регионов, началась «зачистка» Одессы, истребление местных регионалистов (сожжение первой их партии было только началом). Днепропетровск и другие сочувствующие восстанию города Юго-Востока задавлены фашистским террором, там царствуют бандеровские штурмовики и частные карательные отряды олигархов. Каким образом это совместимо с ценностями свободы и демократии, с регионализмом, с европейским выбором? А ведь от этих напыщенных формулировок люди не отказались до сих пор, - так и хрумкают их, переложив жареной человечиной. Вот эта радикальность мутации поражает больше всего.

Первые симптомы массового помешательства, «осатанения» новиопской публики, как мне кажется, проявились именно в разгар дискуссии о Pussy Riot. Было в полемике вокруг Pussy что-то такое, что заставляло многих дотоле здравых людей буквально съезжать с катушек. И далее сумасшествие развивалось уже по нарастающей. Раскалывающий общество пропагандистский эффект этого скандала – лишь половина истины. Дело не только в том, что в ходе полемики о Pussy многие либералы и хипстеры предстали перед русским большинством в невыгодном свете. В ходе этой полемики произошла «дополнительная шлифовка» их сознания в сторону «нетерпимости к русскому быдлу». Они не просто «раскрыли свое истинное лицо», но и реально изменились в ходе этой полемики. Некоторые латентные модальности их сознания вдруг стали явными и доминирующими. Здесь свершилась определенная социальная инженерия. Уверен, большинство рядовых представителей этого общественного слоя только в ходе полемики о Pussy вдруг окончательно и бесповоротно осознали, что с «русским быдлом нам не по пути, и не надо даже тратить силы на поиск мостов и компромиссов». Отношение к событиям на Украине лишь продемонстрировало результаты этой «мутации».

«Химически чистый» пример такой эволюции – белорусский программист volodymir_k. Давайте рассмотрим этот показательный случай под микроскопом. До полемики о Pussy это был милейший, умнейший человек. Важно, что речь идет, во-первых, об интеллектуале, а не о сельском гопнике с арматурой, и, во-вторых, о человеке, который заведомо не является платным пропагандистом, говорит «от себя», «по зову сердца». Более того, в его случае этот «зов сердца» является во всех отношениях бескорыстным, поскольку автор, являясь гражданином и жителем Белоруссии, избавлен от вынужденной самоидентификации с одной из сторон русско-украинского конфликта.

Еще раз повторю, что до скандала с Pussy volodymir_k был образцом здравомыслия и позитивной устремленности к общечеловеческим ценностям, к гражданскому обществу, к социальному компромиссу. Многие тогда, пожалуй, назвали бы его даже «галковскоманом» и «прорусским блоггером». Но на почве Pussy-полемики с «мракобесами-запутинцами» произошел явный надлом, выразившийся в расчеловечивании и «отродьезации» оппонентов. Результат этого надлома в полной мере мы видим в его нынешней позиции по украинскому кризису. Ну ладно, по ведомству интеллигентной политической фронды еще можно списать тексты с подзаголовками типа «народ жуликов и воров» (о русских по поводу Украины) или «щедрые наркоторговцы» (о 15-миллиардном российском кредите Януковичу). Но вот в некогда интеллигентном человеке просыпается кровожадность, он искренне хочет, чтобы (это не цитата, а обобщение) «русня на Украине кровью умылась». Вот пример:

«Есть однако и другой сценарий -- медвежонку вставляют кольцо в нос, пока не вырос. Высаживаются десантники НАТО-Турции-Польши и т.д., убивают всех в "купленной в магазине" форме с "купленными в магазине" броневиками. Гробы "дезертиров" пойдут в РФ без военных похорон. Кто сдаётся -- суд, показания. (Кстати сейчас есть возможность Украине увеличить в УК срока за наёмничество.) Дальше партизаны-диверсанты, блок-посты, ночные вылазки и т.д. Вопрос в том, будут ли у США-ЕС интерес терпеть эту нестабильность (тогда дальше диверсанты могут так же терроризировать Румынию, Турцию, Молдавию...) или прочистить одному опасному народу мозги».

Важно, что эти эмоции рождены вовсе не любовью к Украине, - ему украинской крови тоже не жалко, он украинцами тоже готов «пожертвовать»:

«Для украинцев кстати такие игруны в солдатики крайне полезны. Забавно наблюдать, как с "высококультурного" "толстоевского" спадает миролюбивая личина и украинцы видят банального хищника, о котором западенцы жужжали 20 лет, а восточники их успокаивали. А теперь вот он -- на ладони. Демаскируют, блин! Всегда развеивание иллюзий и ситуация "вижу правду" -- это хорошо. Если сценарий завоевания Украины Россией и осуществится, то какой смысл сдаваться самому заранее?»

Казалось бы, умный человек, прямо не вовлеченный в события, дважды иностранец, может позволить себе быть объективным, стоять над схваткой, способствовать примирению сторон, а не эскалации конфликта. Как минимум, от него мы вправе ожидать уважения не только к территориальной целостности Украины, но и, как подобает либералу и гуманисту, к стремлениям большинства крымчан и значительной доли жителей юго-востока Украины. Но его сознание работает строго в одну сторону, даже не замечая двусмысленности приводимых аргументов.

К примеру, «вдруг» возникшие претензии русских на Крым он сравнивает с имущественными претензиями одного из супругов, возникшими после 20 лет развода и суда по разделу имущества. Но ведь речь идет не о мебели, а о людях, и если уж проводить параллели с семейными делами, то тут претензии выдвинуты не на имущество, а на детей. Допустим, при разводе маленькая дочь оказалась у матери, и потом годами жаловалась отцу на плохое обращение. Отец терпел и не вмешивался, уважая решение суда. Но вот дочь сообщила, что у матери появился новый бойфренд, маньяк-педофил-поджигатель, который пристает к дочери и пытается ее изнасиловать. И доказательства этого отец находит в социальных сетях, где маньяк делится планами об изнасиловании и последующем сожжении его дочери, а мать со смехом комментирует в стиле «Ничего страшного, подумаешь, недотрога какая, родителям захотелось свежего жареного мясца». Если, узнав об этом, отец «вдруг» нагрянет с топором, и не просто «предъявит претензии», а зарубит к чертовой матери и бывшую жену, и ее сожителя, то мы его по-человечески поймем, даже если суд сочтет его виновным. Это гораздо более близкая аналогия событий на Украине (с бандеровцами в роли «отчима»), чем пример с «пересмотром раздела мебели».

В другом месте он, осуждая Россию за архаичные методы, неадекватные в эпоху постиндустриала, сам одобрительно высказывается о политике принудительной ассимиляции образца XIX века и об апартеиде:

«Для русских РФ идея "дерусификации" выглядит этноцидом, мол как так, наше меньшинство в чужой стране такое крупное, а большинство им не подчиняется. Не хотят, поганцы, в Украине-Латвии-Германии-США обеспечивать русским сегрегацию с отдельными документами! В США более 3 млн русских, больше чем в РБ и Прибалтике вместе взятых. Разумеется они в основном дерусифицируются. Также в РФ деукраинизируются украинцы, русифицируются кавказцы, таджики-узбеки, чукчи и прочие. Почему дерусификация русских В ЧУЖОМ государстве это ужас-ужас? А русификация нерусских это "не нравится -- валите, мы тут хозяева"? Общемировой консенсус таков, что нац.государство само суверенно разбирается с языками и народами, обеспечивая им права на жизнь и имущество. Даже апартеид это внутреннее дело».

Скорбная истина состоит в том, что «интеллектуал-европеец-гуманист» на почве русофобии забывает и о логике, и о естественном праве, и о европейских ценностях. Забывает, что в Европе политика ассимиляции сегодня применяется исключительно к приезжим мигрантам, а не к меньшинствам, исторически укорененным в тех или иных регионах. Забывает, что правилом хорошего тона в Европе является предоставление таким меньшинствам возможности сохранять свой язык, и такая политика проводится от северной Финляндии, где узаконен шведский язык, до южной Испании, с ее узаконенными региональными языками. Наконец, человек не хочет видеть принципиальной разницы между людьми, приезжающими в чужую страну, и людьми, которые всегда жили на своей русской земле столетиями, и вдруг по воле никем не избранных большевистских террористов оказались иностранцами в чужом государстве. То есть, по сути были оккупированы Украиной.

Не будем дальше сбиваться на темы украинской полемики, - это всего лишь демонстрация того, насколько ненависть к «неправильным» русским может «перепаять» сознание даже весьма неглупого культурного человека, сделав его адептом дискурса в стиле «светлая эльфийская демократия, по праву поедающая человечину, против мерзкого путинского Мордора, который кругом не прав и цинично кормит детей мороженым». Это особенно карикатурно выглядит на фоне очевидного распада цивилизованной власти на Украине (включая и западные регионы) и превращения бывших майдановцев в эскадроны смерти и толпу кровожадных орков.

А вот один из последних текстов нашего героя. Думаю, вас уже не удивит, что это 101-е оправдание «сожжения колорадов» в Одессе:

«Как символично: вооружённые русские убийцы сами заперлись изнутри, сами начали бросать коктейли Молотова вниз, а когда подожгли и нижние этажи стали пытаться прыгать, сами стреляли в спасателей. Точно то же, поднимаясь масштабом выше, они делают со страной и с собой».

Многие обвиняют меня в том, что я несправедливо приписываю этнической украинской и тем более белорусской интеллигенции ненависть к России. Якобы, эту ненависть проявляют лишь оплаченные провокаторы и люди, прямо вовлеченные в политический процесс. Но я привел пример умного интеллигентного человека, профессионала в сфере IT, который заведомо не является ни агитатором, ни политиком, и вообще не имеет личных причин, заставляющих его быть ангажированным в пользу одной из сторон. По своим интеллектуальным и нравственным качествам это цвет белорусской интеллигенции. И он не просто абстрактно «против России», из чисто головной политической фронды, – нет, он жаждет крови, он оправдывает зверское убийство, он радуется русским гробам.

Перечитайте, для сравнения, мои тексты, посвященные Украине (а их довольно много), и вы не найдете там кровожадности даже в отношении «бандеровцев», разве что раз-два, и то случайно. Хотя в моем случае такие эмоции можно было бы оправдать, - учитывая мою принадлежность к одной из сторон конфликта, с возможным продолжением в виде призыва по мобилизации. А вот человека постороннего почему-то вдруг скрючило от злости, и не один раз, а буквально в каждом тексте. Некогда цивилизованный интеллигент-западник превратился в одномерную кровожадную тварь, и этим гордится. И развился этот психоз у него почему-то через посредство Pussy-полемики. Что такого было в этой полемике? Что могло так отшлифовать новиопам мозги?

Недобровольная жертвенность Pussy не возбудила у русского населения желание пересматривать в этой связи всю свою картину мира и идти за «мученицами» как за святынями протеста. Нажав на привычные клавиши, «совесть нации» вдруг не получила ожидаемого отклика. Она вдруг поняла, что для нее «не все позволено». Осознала, что больше не является моральным или духовным ориентиром для русского большинства, больше не воспринимается им как «сообщество прирожденных вождей от Бога». Русским разонравилась роль лошади под всадником, и они проявили волю к самостоятельности в вопросах чести и совести. Отсюда и психоз у новиопской интеллигенции: они увидели свою никчемность в глазах русского большинства. Они лишись «законного» по их мнению, места лидеров и «духовных наставников». Их испугала перспектива общаться с русскими не «вещая сверху вниз», а как максимум – на равных, сознавая, что являются всего лишь небольшой группкой в массе других социальных, сословных и субэтнических групп России. И группкой по собственным своим качествам русским совершенно не нужной, не интересной, и лишь навязываемой насильно через неконтролируемые русскими СМИ. Если отключить административный ресурс и искусственную СМИ-накачку, то большинство нынешних новиопских «лидеров общественного мнения» будут иметь аудиторию и популярность не больше, чем, к примеру, Широпаев. А скорее всего даже и меньше, потому что за Широпаевым стоит хоть какая-то сермяжная правда.

Отторжение русскими героизации Pussy было воспринято частью новиопов как низвержение устоев мироздания. Как потеря собственной экзистенциальной позиции «учителей», «менторов», «избранных». «Мы им сказали как правильно думать – а они нас послали. Мир рушится!» И вывод был сделан логичный и четкий: «Этот народ неправильный, и в этой своей неправильности уже неисправимый. Пусть этот народ катится к черту! Нам нужен другой народ!» И многие из них увидели этот «другой, лучший народ» в ордах бандеровских погромщиков, уничтожающих «неправильных русских». Причем сами бандеровцы, по совокупности своих качеств, – тоже не сахар с точки зрения типичного новиопа. Главным фактором в этой «любви с первого взгляда» стало одно единственное качество бандеровцев: именно то, что они без колебаний уничтожают «неправильный русский народ», «очищают» от него место под солнцем.

Не сочтите только эти рассуждения очередным обвинением в адрес самих многострадальных Pussy. Женщины молодцы, в тюрьме боролись за права заключенных, а потом здорово разыграли роль «штирлицев» в рядах новиопской тусовки. Если и была какая-то вина, то они искупили ее десятикратно в ходе чрезмерного наказания. Проблема не в них, а в тех, кто использовал их как знамя для русофобской истерики. Они то сами, наоборот, попав на встречу с лидерами Запада, первым делом потребовали санкций, которые прежде всего ударят по новиопам, по хипстерам-космополитам, по публике, чьи экономические интересы лежат вне России, - то есть, по тем социальным группам, которые наиболее отметились в пуссириотстве и бандерофилии. Если перевести их выступление на простой русский язык, то Pussy сказали буквально следующее:

«Уважаемые западные пидорасы! Новиопская хипстерня у нас в стране совсем зажирела и съехала с катушек. Нет для нее ничего святого. Утратила идеалы. Надо ее проучить, чтобы искала еду на помойках. И тогда у нас в стране все будет о'кей».
Tags: вопросы этики, полемика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 40 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →