Сергей Корнев (kornev) wrote,
Сергей Корнев
kornev

Categories:

«Александр. Невская битва». Фильм по сценарию Хомякова/Широпаева. В эпизодах вольные ингерманландцы

Данный продукт патриотического кинематографа удивил заметным сбоем в авторском замысле. Изначально, видимо, задумывалось что-то кондово проправительственное, специфический госпатриотизм в стиле «Россия не для русских, все решают спецслужбы». Но воплощать задумку поручили не евразийцам, а этническим славянам. Итог получился следующий: фильм стал ярчайшей иллюстрацией исторических концепций Хомякова и Широпаева, а rutopist и shavu там представлены во плоти (тот молодой новгородский боярин, который в нескольких эпизодах повторяет: «Новгород – это вольный город, и шел бы ты, княже, лесом»).

Что видит на экране наивный зритель: :

1) Александр свои «подвиги» начинает с того, что режет русских партизан, напавших на немецкого шпиона. Если бы он не вмешался, то и войны бы не было: шпиона убили, карты нет, враги заблудятся или сядут на мель.

2) Александр самолично передает стратегическую карту посланцам Ордена. Без этой карты (по фильму) они бы далеко не продвинулись. Нападение на Новгород подстроено им самолично.

3) Слуги Александра без суда и следствия убивают новгородского политика, стремящегося к союзу с Европой против Орды. Потом убивают новгородского артиста-западника – совершенно по-бандитски, из-под полы. Создается впечатление, что подлинная цель этих людей в том и состоит: превратить княжескую власть в прямое неограниченное насилие. Резать всех, кто косо взглянул, и т.п.

4) Ненавидя Запад, князь в то же время пресмыкается перед посланцем Орды и признает себя ее данником. Единственное основание, по которому Александр делает выбор в пользу татар, а не рыцарей - «сохранение православной веры». Никакого другого мотива он не озвучивает. Однако сам фильм выполнен в языческой стилистике, какие-то отсылки к православию там нужно искать с лупой. Апелляция князя к некой «вере» на экране выглядит совершенно неубедительно, как пустая демагогия. Тем более невозможно понять, чем эта «вера» отличается от западного варианта и стоит ли она такого упорства.

5) Новгородские бояре показаны как цивилизованные русские национал-демократы, открытые к общению с Европой, но нетерпимые в отношении Орды и всего ордынского (княжеского насилия, беспредела). Это подчеркивается в нескольких эпизодах. Подпадать под власть немцев они отнюдь не собираются: вопрос о русском управлении городом четко оговаривается («князь русских кровей»).


Общий вывод у непредубежденного зрителя примерно такой. Александр и его дружина – это кучка озверелых спецназовцев, которым наплевать на все, кроме личной власти, по возможности – неограниченной. Для этого они раздувают образ врага из Европы, но сами охотно холуйствуют перед Азией. Никакой особой угрозы со стороны Запада в те времена не было, при случае новгородцы справились бы с проблемой и сами (или с помощью любого другого князя). Собственно, в начале фильма новгородские «лихие люди» уже почти решили проблему малой кровью, если бы князь не стал на сторону врага.

Зритель, привыкший к коррупционным скандалам, заметит также, что переговоры с ордынцами князь ведет в одиночку, а невыплаченную дань Новгорода, видимо, собирается присвоить себе. Мотивы князя в этом фильме прозрачны: учинить войнушку с Западом, а под этим предлогом присвоить государственные деньги и «закрутить гайки».

Вот такой у нас сегодня «государственный агитпроп».
Tags: история, кино, пропаганда
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 4 comments