Сергей Корнев (kornev) wrote,
Сергей Корнев
kornev

Categories:

Образцовый Национальный Предприниматель

Недавно в новостных лентах промелькнуло имя испанца Амансио Ортеги, который, по версии Forbes, оспаривает у Билла Гейтса звание самого богатого человека планеты. В публикациях об этой истории успеха я обнаружил одну очень важную вещь.

Ортега заработал свое состояние, пойдя против мировой тенденции к переносу рабочих мест в Азию или к завозу дешевых гастарбайтеров. Вместо этого он стал создавать рабочие места для испанской глубинки. Он, на новом уровне, воспроизвел нечто вроде «рассеянной мануфактуры» - организации производства, которая была популярной в Европе до промышленной революции.

«Ортега весь свой заказ размещал преимущественно у надомниц в своей собственной провинции. Иными словами, отвергнув устоявшуюся в мире тенденцию, когда производители всех товаров - от игрушек до одежды - устремились в страны Азии и Латинской Америки в поисках дешевой рабочей силы, он придумал и внедрил иную модель: максимальная приближенность к месту производства, пусть и с потерями за счет более высокой оплаты труда».


Этот «средневековый» подход к производству одежды позволил:

1) В разы сократить цикл от идеи до готовой продукции. Что хорошо вписывается в современные тренды, когда мода может меняться еженедельно.

2) Уменьшить средний размер партии и сделать ассортимент разнообразнее. Что, опять же, соответствует духу времени. («К примеру, коллекция 2010 года насчитывала 30 тысяч моделей»)

Дополнительный бонус: оставляя рабочие места дома, мы повышаем покупательную способность слоев населения, которые входят в число потребителей готовой продукции. Это не только семьи работниц, но и тот местный бизнес, который подпитывается от их зарплат, те госслужащие, которым платят из их налогов.

Ортега дает нам пример образцового национально мыслящего предпринимателя. Его успех показывает, что современный бизнес вполне может быть конкурентоспособным, обходясь без «китайского» аутсорсинга и без использования труда гастарбайтеров, оставляя рабочие места жителям своих регионов. Заметим: современный ЕВРОПЕЙСКИЙ бизнес, где работники-европейцы получают европейские зарплаты. А что говорить о российской глубинке, которая по уровню зарплат уступает Китаю? Казалось бы, налицо благодатное поле для применения бизнес-моделей Ортеги. Получается, что если крупный российский предприниматель оправдывает «Китай» или гастарбайтеров «экономической целесообразностью», то ему можно сразу «шить срок» за экономическую диверсию. Если только он не оправдается прямым приказом от диверсантов из неких вышестоящих структур. Правы те эксперты, которые говорят, что и китайский аутсорсинг, и массы гастарбайтеров в России – это не экономическое, а сугубо политическое решение. Цель которого – разорить русскую глубинку, не дать ей подняться.

И последнее замечание. Мы, конечно, понимаем, что красивая легенда о глобальном миллиардере, который начинал свой бизнес с пошива трусов собственными руками, это именно «легенда». Сам по себе гениальный продавец трусов может подняться, в лучшем случае, до «крупнейшего в регионе». Выход на европейский и глобальный уровень требует серьезных инвестиций и многообразной поддержки со стороны. Предполагаю, что когда Ортега доказал, на что способен на уровне среднего бизнеса, к нему пришли «Люди» и предложили перейти на более высокий уровень. И судя по национальной ориентированности его бизнеса, это были не абстрактные «денежные мешки», а представители испанской национальной элиты. Испанские «старые деньги», вдруг загоревшиеся идеей, посредством Ортеги, создать прибыльный испанский бренд мирового уровня. Успех Ортеги свидетельствует о том, в Испании, и шире – в Европе, все еще есть Национальная Элита, в старом, высоком смысле этого слова. (Хорошо бы в этой истории покопался Богемик, ведь Испания, через Габсбургов, не чужда его родной Австро-Венгрии).
Tags: Европа, экономика, элиты
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 32 comments