Сергей Корнев (kornev) wrote,
Сергей Корнев
kornev

Categories:

Гражданские потери в «войне профессионалов»

Если трагедия над Синаем – все-таки «ответка» от ИГ, то погибших граждан России, числом 221 (включая пилотов), по всей справедливости, следует внести в список потерь в Сирийской войне. Из числа военнослужащих, официально участвующих в этой войне, по официальным данным погиб 1 человек. Если посмотреть на поле слухов, домыслов и фантазий, то верхним пределом для числа погибших российских солдат будет 200-250 человек. Получается, что на данный момент соотношение военных и гражданских потерь для этой войны находится где-то в диапазоне от 1 к 220 до 1 к 1. И та и другая цифра более характерны не для «военной экспедиции в колониях», а для тяжелой оборонительной войны, которая ведется на собственной территории (враг бомбит города, линия фронта рассекает жилые массивы). Причем первая цифра соответствует не просто войне, а тотальной термоядерной войне с бомбардировкой мегаполисов.

Вы уверены, что хорошо понимаете, в какого рода конфликт ввязалась Россия? Когда я выражал скепсис по поводу этой войны, комментаторы мне толково объяснили, что аналогии с Афганом не уместны; что это война нового типа, которую ведут не срочники, а военные профессионалы; что потери если и будут, то самые минимальные. На населении эта война вообще никак не скажется. Население может расслабиться, пить пиво и наблюдать по телевизору за тем, как «прокачиваются юниты». Или можно куда-нибудь на курорт слетать, отдохнуть. Теперь мы видим, что потери среди профессионалов – действительно минимальны. Но населению от этого не легче. Население в этой «войне профессионалов» вдруг оказалось в Сталинграде 1942 года. Те, кто мнил себя «зрителями», на деле превратились в главную мишень этой войны.

Россия вступила в войну с самым злобным, жестоким и могущественным отрядом Доктора Зло. Убийство мирных людей для них - дежурная и приемлемая практика. Теракты - любимый вид послеобеденного отдыха. Чем более ощутимые удары нанесет им российская авиация, тем больше у них будет мотивация отомстить. Наши военные профессионалы хорошо умеют себя защитить, поэтому враг будет стараться ударить по мирным гражданам и вообще – перенести войну на территорию России. Притом ведь Россия наступила на больную мозоль не только исламистам. Война России с ИГ дает третьим недружественным странам идеальную ширму для проведения масштабных терактов на нашей территории, включая взрывы «грязных» бомб. Все можно будет списать на «психических» из ИГ. Да они и сами с радостью припишут себе любую антироссийскую диверсию. Вот и получатся «термоядерные» потери 1 к 200, только уже в ином масштабе.

Не спешите обвинять меня в том, что я «веду капитулянтскую пропаганду», стараюсь запугать наших граждан. Сама по себе эта линия аргументации нейтральна: она может быть использована в том числе и «ястребами», для призывов начать в Сирии полномасштабную наземную операцию, покончить с ИГ всеми силами Российской армии. Чтобы защитить мирное население на территории самой России. Логика понятна: «Обратного хода нет. Если уж с этими связались, то нужно теперь идти до конца, добивать раненого зверя».

Именно так поступили американцы после 11 сентября 2001 года, начав вторжение в Афганистан. Давайте, кстати, посчитаем соотношение гражданских и военных потерь для этой войны, включив в число потерь и жертвы теракта в ВТЦ (что позволительно делать, учитывая американское обоснование этой войны). В ВТЦ погибло примерно 3000 мирных граждан. Американских солдат в Афганистане за период 2001-2014 гг. погибло около 2400 человек (обе цифры - из Википедии). Итого, соотношение военных и гражданских потерь 1 к 1,25. Казалось бы, могучая Америка ведет войну со слабой и отсталой страной на другом конце земного шара. А соотношение потерь такое, будто она «сталинградила», обороняясь на собственной территории.

По-видимому, это общее свойство всех вообще «профессиональных» войн XXI века. Неизбежным коррелятом сокращения масштабов официального «варгейминга» будут удары, наносимые по тылам противника, по экономике и мирному населению. Собственно, это и будет настоящей войной, тогда как средствами «варгейминга» будут решаться лишь ограниченные или чисто декоративные задачи. Другими словами, «фишкой» войн будущего будет не вывод большей части населения из военного действа, а наоборот, превращение мирного населения в основную мишень для ударов.

Удары, наносимые по незащищенному «тылу», - более дешевый и эффективный способ наказать противника, чем традиционный военный спарринг. Чтобы убить 3000 мирных американцев в ВТЦ, исламисты пожертвовали парой-тройкой десятков человек. Чтобы убить 2400 американских солдат, им пришлось положить 20-30 тысяч боевиков (не считая мирного населения). Если смотреть на войну как на «размен жизнями», то со стороны исламистов террористический способ ведения войны был эффективнее классического в 1000 раз. А если мерить по эффекту, производимому на психику противника, то «11 сентября» заранее затмило все последующие чисто военные потери и пошатнуло сами американские ценности (заставило американцев более терпимо относиться к поползновениям полицейского государства). При этом не нужно быть большого ума, чтобы произвести такие калькуляции: это лежит на поверхности и доступно разумению даже «бородатых младенцев». (Впрочем, кто тут у нас «младенец» на самом деле, еще нужно разобраться. Лучше всего об этом недавно высказался наш Президент: «уважаемые господа, вы имеете дело, конечно, с очень жестокими людьми, но вовсе не с глупыми и не с примитивными».)

Если элиты развитых стран пока удерживаются от соблазна полномасштабной террористической войны, то только потому, что им есть что терять. Они интегрированы в мировую экономику и понимают, что если начнется «обмен подарками», то посыплется все и везде. У элит-изгоев нет такого ограничителя, поэтому, если их загнать в угол, они будут применять такие средства, как только к тому представится техническая возможность. А последнюю им могут предоставить «доброжелатели» из развитых стран. Так что будем молить Господа о том, чтобы человек, посланный от имени ИГ с «грязной» бомбой в Москву, по дороге подавился кока-колой.

Часто встречаются рассуждения о том, что после эпохи массовых войн происходит возвращение к эпохе «плаща и шпаги», когда войны ведутся небольшими профессиональными армиями, а большую часть населения воюющих стран война никак не затрагивает. Фантазеры не учитывают тот факт, что в XVIII веке просто не было технических средств, позволяющих нанести серьезный ущерб в глубоком тылу врага. Фридрих II, загнанный в угол, не мог взорвать АЭС под Петербургом; не мог послать в Вену смертника с «грязной бомбой»; не мог угнать самолет французских авиалиний и «зафигачить» им по Версалю. Профессиональные армии в те времена были наиболее эффективным и разрушительным средством силового воздействия на противника. Характер используемых вооружений позволял провести четкое различие между «фронтом» и «глубоким тылом». Оба эти условия в нашем мире устарели, а мир, между тем, стал более жесток и рационален.
Tags: война, футурология
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 35 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →