Сергей Корнев (kornev) wrote,
Сергей Корнев
kornev

Category:

О тотальном переименовании

Споры вокруг станции Войковская - типичный пример того, как благие намерения могут быть направлены по пути максимального сопротивления и минимальной эффективности, и в итоге «уйти в свисток». Если ставить вопрос о переименовании серьезно, то нужно исходить из того, что имеются две группы объектов:

1. Объекты, существовавшие до большевиков и переименованные ими на свой вкус. Например, была улица Старосвятская - переименована в Коммунистическую.

2. Объекты, созданные при советской власти и под ее прямым руководством, и, соответственно, названные «с чистого листа». Как, например, город Комсомольск-на-Амуре и метрополитен им. Ленина.

Подход к переименованию этих двух групп объектов должен принципиально различаться.

Первым объектам должны быть возвращены исторические имена в обязательном порядке, без каких-либо общественных дискуссий, простым решением федеральных органов власти и за счет федерального бюджета. Это самоочевидный, чисто рефлекторный жест, который должен был состояться еще в 1991 году.

Тут могут быть только два исключения:

1) Если прежнее название было неблагозвучным («деревня Гадюкино»).

2) Если старое название было «серым», ничем не примечательным, а новое имеет общезначимый позитивный смысл, никак не скомпрометированный большевизмом. Например, была улица «Полевая», а стала «Гагарина». Или была площадь «Болотная», а стала «Защитников Родины» (выдуманные примеры).

В этих случаях, после опроса жителей, можно оставить «советское» название. В любом случае, после того как обязательное общероссийское переименование будет проведено, у жителей, разумеется, остается полная свобода решать, как им жить дальше. Если так уж душа прикипела к советскому названию, то ничто не мешает развернуть общественную кампанию, провести муниципальный референдум, собрать с частных лиц средства на обратное переименование и т.п. Вопрос остается на усмотрение местных властей и местных жителей, а федеральный центр больше никак не вмешивается.

Что касается второй группы объектов, то здесь сразу нужно дать карт-бланш местным жителям и местным властям. Пусть как хотят, так и делают. Никакой «принудиловки» тут быть не должно. И средства на местах пусть изыскивают сами. Нет никакого смысла заставлять жителей Комсомольска-на-Амуре переименовывать его в "Юнкера-на-Амуре" или восстанавливать название древнего нанайского стойбища, которое находилось на этом месте.

Вооружившись этой методологией, видим, что вопрос о переименовании станции Войковская - это вопрос второй степени очередности. И даже третьей. Разумеется, нет ничего хорошего в наличии на карте Москвы объекта, названного в честь террориста, палача и казнокрада (даже по советским меркам!). Но, с другой стороны, станция Войковская весьма органично смотрится в составе объекта, полное официальное наименование которого звучит так:

Государственное унитарное предприятие города Москвы «Московский ордена Ленина и ордена Трудового Красного Знамени метрополитен имени В.И.Ленина»

Итого, получается станция Мелкого Беса в метрополитене Дважды Сатаны. У вас, москвичи, имя Ленина ДВАЖДЫ упоминается в названии вашего метрополитена, а вы к какой-то Войковской привязались. Переименовав Войковскую, вы этим только обелите имя Ленина. А так все понятно даже детям: все преступления были совершены Войковым по приказу Ленина. А иначе какой смысл делать его культовой фигурой Ленинского метрополитена? Раз уж руководство метрополитена так дорожит именем Ленина, тот оно бы, конечно, не потерпело, если бы Войков как-то компрометировал Ленина. Очевидно, Ленин и Войков - два сапога пара, и разделить их невозможно. Противники всего советского должны радоваться, что оппоненты уперлись в защиту такой сомнительной фигуры. Фигура Войкова позорит защитников советского наследия. Именно тем, что он не только царских детей убивал, но и воровал меха из советской казны для своих любовниц. Им хотелось бы видеть октябрьских революционеров и террористов этакими твердокаменными робеспьерами, которые убивали исходя из высокой идеи. А Войков показывает, что это была шайка уголовников, ведомая исключительно уголовной мотивацией. Войков убил царя не «ради идеи» и не «ради народа», а чтобы наворовать мехов и раздаривать их шлюхам. Это наглядно демонстрирует, какого сорта люди стояли за Октябрьским переворотом. Того же, что провели приватизацию в 90-е.

Более того, имя Войкова позволяет остальным русским откреститься от вины в убийстве Царской семьи. Царя убили не русские, а «Войковы». Даже если, «прищурив глаза», назвать Войкова «русским», то это русский уголовник, бандит, а не порядочный гражданин. Если Людовика Французского или Карла Английского убили по суду порядочных граждан, тем самым замазав всю нацию, то Русского Царя убили заведомые уголовники, а нормальные люди тут ни при чем.

Словом, если ставить себе серьезную цель для борьбы, то это должно быть имя Ленина на всем метрополитене, а не название отдельной станции. И если уж получится отобрать у метрополитена имя Ленина, то всякие «Войковские» отпадут сами собой. Но на самом деле, нужно расходовать энергию эффективно и прежде всего решать первую задачу - о возвращении истинных имен дореволюционным объектам. Аргументы противоположной стороны тут слабее всего, а приз - в миллион раз весомее, чем любое единичное переименование объектов из второй группы. С Войковской вашу энергию связали, по сути, второстепенным вопросом. Может, власти даже и решат этот вопрос положительно, «с барского плеча». Именно для того, чтобы метрополитен в целом подольше носил имя Ленина, а советская топонимика по всей стране оставалась незыблемой.
Tags: СССР, полемика
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 59 comments

Recent Posts from This Journal