?

Log in

No account? Create an account

культурогония и культургия

Previous Entry Share Next Entry
Норвежский вклад в российский патриотический кинематограф (и немного о «шпаге»)
гоню телегу
kornev
На днях посмотрел первый (и пока единственный) сезон норвежско-франко-германского сериала «Оккупированные» (снят в 2015 году), который посвящен гипотетической оккупации Норвегии Россией (с санкции Евросоюза и при демонстративном невмешательстве США). Не удивляет, что в рф-ской (т.е. антирусской и антироссийской) прессе на этот проект было вылито так много помоев. За исключением некоторых деталей, Россия в этом сериале показана так достойно и оптимистично, что его вполне можно транслировать по «России-1» как «патриотическое кино». И полезный эффект будет гораздо больше, чем от псевдо-патриотических помоев новиопских «гениев», активно распиливающих бюджетные средства. У норвежцев, даже русофобски настроенных, нет того биологического, врожденного позыва, заставляющего новиопов чисто инстинктивно опускать русских и измазывать их дерьмом при любой возможности, даже если формально поставлена задача «патриотического возвеличивания». Для норвежца русский - даже если и враг, то враг достойный, серьезный. Причем по-европейски серьезный. Если уж власти РФ считают нормальным вручать работу с международным имиджем России людям с двойной национально-государственной лояльностью (Мцитуридзе - директор Роскино, Симоньян - главред RT и т.п.), то разумнее было бы уволить всех эсэнговских шарлатанов и нанять полноценных иностранцев, выходцев из США, Европы, Китая, которые хотя бы не по-наслышке знают особенности культурной среды тех стран, «окучивание» коих для России представляет максимальную важность. Пригласить хотя бы тех же норвежцев - все равно хуже, чем новиопы, они с Россией не обойдутся (не хватит запасов внутреннего дерьма).

Вкратце, фабула сериала. В Норвегии приходят к власти экологические экстремисты, противники углеводородной энергетики, которые прекращают добычу нефти и газа и ставят под угрозу экономику Евросоюза. ЕС подряжает Россию, та занимает норвежские нефтегазодобывающие платформы и прочую инфраструктуру ТЭК, и восстанавливает поставки нефти и газа в Европу. Никакой «оккупации» в привычном смысле слова не происходит: Норвегия за рамками ТЭК продолжает жить по-прежнему, под управлением собственного правительства. Еще и получает прибыль от продажи нефти и газа (которой ее хотели лишить зеленые). Большинство норвежцев предпочитают смириться с частичной потерей суверенитета, но малая часть упоротых патриотов создает Сопротивление, чтобы перевести противостояние в горячий формат и учинить в Норвегии кровавую кашу (дабы Западу стало стыдно, ЕС и США заступились за Норвегию и т.п.). Россия внешне старается предотвратить такое развитие событий, а на деле провоцирует его, стремясь продемонстрировать Европе неадекватность норвежцев и получить основание для увековечивания своего контроля за норвежским нефтегазовым сектором.

Как мне кажется, сама идея снимать для норвежцев антироссийский сериал возникла потому, что небезызвестный Брейвик оказался фанатом Путина и России. Местные и европейские элиты озаботились тем, что в голове у норвежцев происходит «что-то неправильное». С этим беспокойством, скорее всего, связана и весьма осторожная трактовка России в сериале, избегание однозначно-черной краски, которая у русофильской части Норвегии (и Европы) могла бы вызвать мгновенное отторжение и нежелание смотреть историю дальше. Был выбран гораздо более тонкий подход. Поэтому сразу нужно предупредить, что зрителя, скорее всего, собьет с толку попытка найти в этом сериале стандартное изображение «соперничества наций» и «национально-освободительной борьбы», с неизбежными звероподобными оккупантами, хорошими патриотами и трусливыми аморальными коллаборационистами. Русские захватчики вдруг оказываются корректными и очаровательными (особенно поначалу), антирусские патриоты - больными на голову (буквально!), а норвежские коллаборационисты - отважными, порядочными и разумными людьми, «цветом нации».

Настоящая коллизия сериала - столкновение между будущим и прошлым самой Европы. В роли Европы будущего, с приставкой «пост-», выступает Норвегия, в роли Европы прошлого, индустриально-модернистской Европы, - Россия, которую неповоротливый Евросоюз использует, чтобы «попридержать» Норвегию в настоящем, не дать ей забежать слишком далеко в будущее. В Норвегии обозначается две формы ответа на этот вызов. Первый, продвинутый выбор, внешне выглядящий как «коллаборационизм», - воздержаться от игры по правилам прошлого и «побороть Европу добром», с позиции будущего: еще больше ускорить развитие альтернативной энергетики и убедить Евросоюз пойти вслед за Норвегией. Но поскольку Европа оказывается слишком неповоротлива для этого, то поднимают голову сторонники второго выбора - откатиться в прошлое и сцепиться в драке по правилам прошлого.

По логике сериала, сцепившиеся в драке русские-архаики и норвежцы-архаики («Брейвики») находятся на одном полюсе разумения. Далеко не случайно, что «герои Сопротивления» в сериале, как правило, выглядят малосимпатично и несут в себе какой-нибудь изъян, вплоть до опухоли мозга. Так и должно быть, потому что если для русских жить в прошлом - это естественно, то для норвежского «пост-человека» погружение в силовую национально-освободительную борьбу образца XIX века может быть связано только с дефектом сознания, с «раком мозга». Это «особи, отставшие в развитии». Чтобы воевать с русскими на уровне разумения русских, норвежец должен как бы «деградировать» до уровня русского, а то и до уровня чеченца (которые играют немалую роль в норвежском Сопротивлении). Русофобия здесь выходит как бы на новый, более трезвый уровень осмысления: осознается, что Россия опасна для Евросоюза не тем, что она «Азия», «не-Европа», а именно тем, что она 100%-ная Европа, имеющая у себя нечто, от чего «продвинутая Европа будущего» желала бы отмежеваться. Проблема не в том, что Россия может физически завоевать Европу или какую-то ее часть, а в том, что ее влияние способно «заразить» Европу тем «плохим», с чем Европа у своих обывателей покончила или желала бы покончить. Приписываемая России угроза - не столько внешняя, сколько внутренняя для Европы, преодолеть которую гораздо труднее. Россия, как живое ископаемое европейского прошлого, способна пробудить атавизмы этого прошлого в остальной Европе и утащить ее за собой в свою «палеозойскую архаику».

На этом «высоком уровне разумения» Россия в сериале, безусловно, принижена, а русские показаны как архаичные «трилобиты». «На наших часах - все еще 1945 год Европы, мы радуемся Победе в гигантской мясорубке». Логично, что эти «живые ископаемые» озабочены, прежде всего, добычей других ископаемых, дабы удержать Европу в рамках архаичной, «ископаемой» альтернативы. Но думаю, что даже в Европе этот уровень разумения вполне ясен от силы 1% «продвинутых» зрителей, а все остальные воспринимают картинку «прямым текстом», в классическом ключе. 99% зрителей сериала увидят картинку, крайне выигрышную для России, поскольку Россия здесь подается как часть Европы и часть Запада, пусть и архаичная, отстающая с мировоззренческой точки зрения. Логика сериала заставляет авторов отбросить как мусор привычное украинско-либерастическое противопоставление - «Азиатский Мордор против всего цивилизованного человечества» и т.п. Авторы постоянно подчеркивают «европейскость» русских, чтобы донести до зрителя главную идею сериала: противостояние будущего и прошлого самой Европы, а не противостояние Европы с какой-то внешней, неевропейской силой. И это дорогого стоит, учитывая ситуацию, складывающуюся после 2013 года. Если в будущем мы узнаем, что сериал, через третьи руки, целиком проспонсирован Кремлем, то удивляться этому не станем.

Итак, какой мы же видим Россию и русских в этом европейском «ультра-русофобском» сериале, если воспринимать его наивно, прямым текстом, особо не вдаваясь в намеки и подтексты?

1) Классический прием авторов, создающих произведения об иноземной оккупации, - показать насилие оккупантов над беззащитными женщинами и детьми. «Миллион изнасилованных немок», обгоревшие трупики детей и т.п. К чести норвежцев, они от этого приема отказались полностью. Ни одна норвежская женщина или ребенок не становятся жертвой русских ни в каком виде. Даже подросток, пойманный, когда бросал в русских «коктейли Молотова», в следующем эпизоде возвращается к семье. И даже юного чеченского террориста-убийцу уничтожают сами же норвежцы. Эта линия выдерживается на протяжении всего первого сезона («Русские с детьми и женщинами не воюют»). И наоборот, норвежское Сопротивление не делает различия между мужчинами и женщинами, калечит детей, убивает заложников в прямом эфире. Хуже того - умерщвляет котика! Такой нестандартный подход не позволяет навесить на сериал стандартный ярлык «разжигания ненависти», «внедрения образа врага» и т.п.

2) Российская армия и спецслужбы представлены в стиле «вежливые люди». Нет одичалых пьяных скотолюдей; нет «заградотрядов»; нет оборванных «ватников» с черенками от лопат, заваливающих врага мясом. Нет распропагандированных русских детей, бросающихся грудью на пулеметы, в то время как генералы жрут икру в бункере. Русские силовики действуют эффективно, технологично и смертоносно. Руководящий состав русских изображен как суровые олдскульные европейцы, - примерно так изображаются немецкие офицеры в качественных фильмах про Вторую Мировую войну.

3) Убрана напрочь вся азиатская «психологическая клюква», которую обычно привязывают к образу «русскости». Нет пьяного нытья и алкогольного философствования («В чем сила, брат?»); нет «достоевщины» советского разлива; нет навязчивых потуг на мессианство и мироулучшательство. Нет вообще ничего лубочного, никакой азиатчины. Нет и малейших признаков закомплексованности русских перед Западом (на провинциалов-норвежцев они смотрят свысока, с чувством превосходства). Русские представлены как жесткие прагматики-европейцы, которые знают, чего хотят, с «прошитым» где-то внутри ницшеанством.

4) Русские в сериале ведут взрослую, цивилизованную и прагматичную политику, стараются достигать своих целей, избегая излишнего насилия и эскалации. Предпочитают «гибридные методы» и интриги. У русских не показано психопатической одержимости применять насилие ради насилия (как обычно рисуются немцы и японцы в фильмах про Вторую Мировую или американская военщина в фильмах, критикующих войну во Вьетнаме). В то же время там, где необходимо, жесткость проявляется без малейших колебаний, - в отличие от реальной РФ. Россия из этого сериала ввела бы «вежливых людей» в Киев на следующий день после свержения Януковича. А скорее всего, задолго до этого Украиной де-факто управлял бы посол России (как сейчас - посол США), а лидеры Майдана лежали бы в канаве с простреленной головой.

5) Русские персонажи первого и второго плана показаны европейцами, т.е. индивидуалистами с развитым личностным началом, с собственным мнением о том, как следует поступать. Нет привычного для нас образа закомплексованного советского или россиянского чинуши, который не способен на инициативу и на каждый чих ждет указаний от начальства. Руководит русской оккупацией Норвегии интеллигентная европейская женщина средних лет («повзрослевшая Поклонская»), с «нордической» славяно-скандинавской внешностью и аристократическим габитусом. В образе и повадках - вообще ничего «совкового». По контрасту, ее антагонистом с норвежской стороны выступает лживая мясистая «кабаниха» с раком мозга (буквально), с сальным мордоворотом и с габитусом рыночной торговки неопределенной южной национальности. Словом, «такой Брейвик, каким его хотели бы видеть ненавистники Брейвика». Как вишенка на торте: перед суицидом она убивает своего кота, единственное близкое существо в этом мире (аллюзия на доктора Геббельса, отравившего своих детей). Кстати, у русских в сериале фигурирует единственная начальственная женщина, при этом она сохраняет женственность, и эта женственность осмыслена, служит решению поставленной задачи («смягчить пилюлю», «мягко стелить»), тогда как у норвежцев показан явный перебор с «бабьим царством», и эти бабы часто - мужиковаты («коня на скаку остановят» и т.п.).

6) Общее впечатление от политической линии сериала, на протяжении почти всего первого сезона: «Смирись, покорствуй русской силе!» Норвежское правительство, и вообще все умные и ответственные норвежцы, выбирают путь коллаборационизма, стараясь избавить страну от погружения в кровавый кошмар. И наоборот, на стороне антироссийского Сопротивления поначалу - в основном придурки, фрики, «Брейвики», люди с психологическими проблемами или распропагандированные дети. Например, норвежская обер-чекистка из предыдущего абзаца вступает в Сопротивление только по той причине, что ей нечего терять - нет семьи, чайлдфри, карьера и жизнь все равно закончатся через пару месяцев от неизлечимого рака, - но хочется напоследок нагадить людям и посмертно прославиться. Активную роль в Сопротивлении играют чеченские эмигранты из России. Сопротивление сознательно использует методы исламских террористов: захват заложников и убийства пленных, совершаемые на камеру. Мотивы, приписываемые Сопротивлению, подаются как явно «психические»: во имя национальной гордости довести конфликт с Россией до кровавой каши.

7) Самый большой сюрприз: Россия в сериале показана как официальная «шпага» Евросоюза. Попытки норвежского правительства использовать антироссийские стереотипы, чтобы втянуть в конфликт с Россией Европу и США, терпят неудачу.

И это еще не все. К самой трактовке роли «шпаги» авторы сериала подошли более осмысленно, чем наши отечественные пропагандисты, которые, как видно на примере апологетики сирийской кампании, в принципе не понимают разницу между «шпагой» и унитазным вантузом. Россия здесь - не послушный наемник, которого Хозяин может по команде натравить или отозвать. Прикрываясь ролью европейского «жандарма», она разыгрывает собственную партию, стремится расширить свою сферу влияния, и ЕС вынужден закрывать на это глаза. В каком-то смысле, именно здесь заключается основное русофобское послание сериала: «Если вы собираетесь употребить Россию как шпагу, жандарма или коллектора, то заплатить придется гораздо больше, чем вы думаете. Русские - это жесткие, прагматичные европейцы, и использовать их задешево в роли послушных сипаев-наемников не получится».

Для самой России такая трактовка русофобии скорее в плюс: это малое зло в сравнении с пропагандой, которая русских выставляет как «Чужих», стоящих за рамками европейской цивилизации. Что касается внутрироссийской аудитории, то это вообще «апофеоз патриотизма»: России, хотя бы на телеэкране, «разрешили» сразу и национальную субъектность, и европейскость. Причем всему этому нарисовали «естественное место» в рамках политики Евросоюза. Получается, что Россия, как «жандарм», востребована современной Европой именно в своей «европейской архаике», в своем национальном империализме. Европе (из этого сериала) нужна не «Россия либерастов», а «Россия из мечтаний Просвирнина».

Тема повышения статуса РФ до уровня «европейской шпаги» стала активно обсуждаться после войны с Грузией, когда у многих вдруг открылись глаза. Процитирую свой текст августа 2008 года («Карающий меч Европы?»):

«Насколько вообще вероятно превращение России в рамках ЕС из «сырьевой территории» и «пугала» еще и в «карающий меч»? Вымирающие русские, даже без учета малороссов и белорусов, – это все еще самый многочисленный европейский народ. Боевой дух среди крупных европейских наций давно угас, комфорт и высокий уровень жизни превратили большинство мужчин в растения. Вести даже небольшую наземную войну Европа не способна просто по состоянию человеческого материала. А воевать в перспективе придется, причем по-настоящему. Дополнительный бонус (с точки зрения хозяев ЕС) – полное отсутствие у русских собственной национальной элиты. Т.е. русские – это не субъект, а объект политики. «Покинутый персонал». Разрешение на относительное оздоровление России и создание полноценной русской армии никакой угрозы для ЕС не представляет».


Или вот _devol_ написал в 2011 году, тоже о «шпаге», в более пессимистичном ключе:

«Банально качать сырье из Эрефовки Запад будет всегда, чтобы она из себя не представляла. ...Но это не торт. Торт - это русское пушечное мясо. ...Думаете, нефть упадет до 50 и все, кончится рашкованство? Плохо знаете Россию. Будут драть налоги. Как при Сталине - изыскивать внутренние источники доходов. Да и уходит десятилетие относительной расслабленности. Впереди война. ...мы уже поняли, что 080808 была тренировкой - надо было посмотреть, на что Рашенька готова. И результат получился удовлетворительный, армия пошла воевать за интересы олигархии с криками ура. А раз так, то солдатиков и будут возить на всяких "мистралях" в Африку воевать. Или куда еще. ...Лакмусовой бумажкой, конечно, станет заигрывание власти с русским вопросом. Как только это начнется - все, бойня будет очень скоро. В СССР это произошло лет за 5 до бойни - в 1936-1937 годах. ...Краткое саммари для дебилов: Россия укрепится, станет более сильной, может, даже отгрызет себе территории и кому-то еще накостыляет».


Проблема русских в том, что РФ - это не просто «шпага», а шпага с «предохранителем» в виде отсутствия собственной «головы». То, что эту голову пытается имитировать (компрадорская новиопская номенклатура), скорее достойно названия «ж***», о чем свидетельствует пораженческая развязка украинского кризиса и операция в Сирии. Причем одним из условий сохранения этого класса у власти является наличие «ж*** вместо головы» и у нарождающегося собственно русского политического класса. Яркий пример такой «автохтонной ж***головости» - «сирийское шпагоглотательство», специфическое обыгрывание темы «европейской шпаги» в связи с операцией в Сирии. Люди совершили «смертный грех» - стали восторгаться безголовостью самоиспользования России в роли «шпаги», когда у выгодополучателей нет перед «шпагой» никаких явных и фиксированных обязательств, и вообще они как бы «ни при чем». А есть только смутные мечтания у используемых в стиле «вот выслужимся перед Хозяевами, и они повысят нам Градус». Причем «мечтатели» еще и нагло ссылаются на опыт России XVIII века, когда она тоже, якобы, «выслуживалась» в роли унитазного вантуза, чтобы «братва взяла в свой круг». «Шпагоглотатели» исхитрились не заметить того, что Российская Империя, как минимум, обменивала роль «шпаги» на официальные договорные обязательства со стороны партнеров и на официальное включение в состав «взрослых» коалиций, что работало на ее статус и давало необходимую страховку от элементарной «подставы». Ничего подобного мы в связи с Сирией не видели.

Российская Империя никогда не была простым поставщиком «пушечного мяса», в стиле швейцарцев, а всегда была «себе на уме». Практически все «войны в роли шпаги» в XVIII веке Россия вела за свои собственные, непосредственные интересы по стратегически важным для себя направлениям (см. мою заметку «За XVIII век обидно…»). Выполнение обязательств перед старшими партнерами она всегда сочетала с решением своих собственных жизненно-важных задач: прихватывала территории, расширяла сферу влияния, ослабляла своих непосредственных приграничных противников - Швецию, Польшу, Турцию, или усиливала контроль над их внутренней политикой. Россия прорвалась в мировую элиту отнюдь не бескорыстно-собачьим выслуживанием перед «Хозяевами», в надежде, что они «заметят, оценят и полюбят», а прямым наращиванием собственной мощи, повышением военных и дипломатических скиллов, выхватыванием кусков мяса из тел своих противников. Есть «плохо воспитанные» охотничьи собаки, которые, вонзив зубы в подстреленную дичь, тут же ее и сжирают, вместо того чтобы отнести Хозяину. Вот именно так Россия относилась к попыткам использовать себя в роли «служебного пса» (хотя это и не всегда получалось). В повадках молодой Российской Империи - как раз то циничное и своекорыстное обыгрывание роли «европейской шпаги», какое нарисовано в сериале «Оккупированные». «Указанная дичь будет повержена, но из когтей мы ее не выпустим и сожрем сами».

Так что просмотр этого сериала, возможно, кое-кому прибавит еще и ума, а не только потешит патриотические чувства. Но нарисованная картинка, похоже, мало соответствует реалиям современной РФ, которая именно «выслуживается» и ест только то мясо, что положено Хозяином в миску. Причем Хозяин еще и дистанцируется, стыдится признать свою ответственность за животное, тем самым подставляя его под удар «службы очистки».


  • 1
судя по жалкоой попытке случайным Ибсеном обосновать высокую культуру норвежцев, вы как обычный человек готовы поступиться здравым смыслом лишь бы доказать правоту.

укажите место, где котируются норвежские сериалы и армяно-грузинские рулевые эрэф-медиа, кроме вашей головы?

дело в том что мысли обычного человека не стоят того чтобы их транслировать потому что таких же мыслей у каждого додика полна коробушка

  • 1