Сергей Корнев (kornev) wrote,
Сергей Корнев
kornev

Categories:

(К-1003) Синдром Корнева

Неожиданно порадовал уважаемый _devol_, с которым я периодически полемизирую на советскую тему. Он признал прямым текстом, что брежневский СССР был страной вкусной еды и приличной профилактической медицины. Еще больше порадовал Галковский со своим «Пушкинским циклом». Он и раньше занимал весьма взвешенную, не истеричную позицию в отношении советского наследия, а теперь ему удалась вообще сказочная по виртуозности вещь: новыми словами и новыми аргументами вернуть к жизни старую русско-советскую концепцию о том, что во всех бедах Пушкина виновата тогдашняя элита России: «великосветская чернь» и лично Царь. Именно это, помнится, я читал в школьном учебнике литературы в незабываемые 80-е годы. А Константин Крылов не только подписался под этими текстами Галковского, но даже отключил комментарии, чтобы озлобленные антисоветчики не могли троллить Мастера.

Теперь уж без шуток. Пионер, Крылов и еще кое-кто повадились троллить меня «совком», «советским пропагандистом» и чуть ли не агитатором «за Сталина и Гулаг». Крылов в своем утопическом романе «Факап» даже вывел некий «синдром Корнева-Аграновского». Дмитрий Аграновский - это «красный» адвокат, специализирующийся на защите левых политзаключенных. Очевидно, речь должна идти о двух разных синдромах, поскольку я-то помогаю не левым, а правым. Как не трудно заметить, практически все мои тексты на тему советского наследия обращены именно к правой аудитории, и исполнены желания сделать ее умнее, избавить от зашоренности и фанатизма, придать ей облик, более приемлемый в глазах большинства русского народа («совков и ватников», «полусовков и полуватников»).


Подходящая к теме иллюстрация. Совок Корнев объясняет русским националистам, что натовские танки до Москвы не дойдут и поэтому народ придется любить таким, какой он есть. Советский командир ставит перед немцами «вопрос ребром». Фото относится к периоду недолгого романа Сталина и Гитлера в 1939-1940 гг. (Фото и частично подпись позаимствованы в блоге enzel).

Еще у меня есть подозрение, что Крылов, как человек далекий от медицины, думает, например, что «синдром Дауна» назвали так в честь больного по фамилии Даун. На самом деле синдром или болезнь называют не в честь «пациента Зеро», а в честь врача, который первым заметил эту болезнь, описал ее симптомы и предложил методы лечения. Соответственно, «синдром Корнева» указывает не на болезнь самого Корнева, а на болезнь, которую Корнев диагностировал у своих правых пациентов (в том числе - у Крылова).

Что это за болезнь? По сути, это тот же синдром Дауна, только в политической плоскости. Суть этого синдрома в том, что люди, называющие себя «русскими националистами» или «русскими политиками» идеологически заточены (и продолжают «самозатачиваться») на войну с собственным народом, с национальным большинством. Этот синдром у разных пациентов может проявляться через разные симптомы. Например, у уважаемого Константина Крылова он выглядит так: злобная фантомная личность «Крылов.2011» ожесточенно зачищает остатки «старого, доброго к совкам Крылова» везде, где находит его воплощенным в других головах, а потери гражданского населения при этом записываются в графу «допустимый ущерб».

Другие распространенные симптомы - прививание на русскую почву специфического «негритюда» на украинский манер; отказ в праве называться русскими всем, кто не скачет в соответствии с этим «негритюдом»; отказ всем несогласным (т.е. русскому большинству) в субъектности и в праве защищать выгодную им социально-укорененную точку зрения на вопросы экономики и политики. Желание выплеснуть из русской истории, вместе с «советской грязной водой», и те вполне русские детища, которые в этой воде плавали. Наконец, императивное отрицание того, что под управлением советской власти у русских возникло хоть что-то позитивное и достойное сохранения. Возникающие на этой почве споры («о СССР», «о левизне и правизне» и т.п.) обычно затрагивают периферийные области и редко указывают на корневую дилемму. Именно этой корневой дилеммой мы далее и займемся.

Корневой вопрос, прячущийся за всеми дискуссиями о «советчине», это на самом деле вопрос о том, как мы должны относиться к самим себе - т.е. к советским («осовеченным») русским, к «Русским 2.0». К людям, которые были сформированы реалиями и последствиями специфической советской модернизации, но при этом и по своему происхождению (от русских крестьян и мещан), и по воспитанию внутри русской языковой и культурной (литературной) матрицы являются этнически русскими.

Возможны три типа отношений к этому множеству людей:

1) «Русские 2.0» - это, в большинстве своем, советские недочеловеки, которые с настоящими русскими имеют мало общего. Если в человеке проявляется хотя бы доля советчины, советских симпатий или хотя бы терпимости к советскому, то его никоим образом нельзя называть русским. Это - невменяемые враги, которых нужно лишить какой-либо субъектности и влияния на политику. Их дети и внуки, возможно, станут приличными людьми после нескольких поколений «антисоветского перевоспитания».

2) «Русские 2.0» - это «условно-русские», которых можно считать русскими начиная с того момента, когда они бесповоротно отреклись от «советчины» и «левизны» и готовы проявлять нетерпимость к малейшим симпатиям в адрес советской эпохи, к желанию найти в ней какие-то светлые или полезные элементы. А если этого отречения нет, если нетерпимость к советчине не достигает достаточного градуса, то это - нерусские, враги русских политиков и русских националистов. Их нужно высмеивать, третировать как «совков», ни в коем случае не вступать с ними в разговор по существу, как с полноценными субъектами диалога. Для удобства высмеивания, лучше их всех скопом записать в джугашвилисты и сторонники красного террора, а мнение разумного большинства этой группы - игнорировать.

3) «Русские 2.0» - это и есть тот самый реальный русский народ, который должны организовывать и защищать русские политики, на который они должны опираться, с которым они должны говорить на понятном ему языке. Ибо других русских в России просто не осталось в заметном количестве. К политическим пристрастиям, к интересам отдельных социальных групп этого русского народа политики должны относиться с уважением. Допустимо бороться с очевидными заблуждениями, но нельзя покушаться на субъектность. Например, можно просветить «сталиниста» и превратить его в нормального «левого государственника» или в «евро-социалиста», но нельзя требовать от него отказа от самой левой или государственнической позиции, если она является объективным выражением его социального интереса и соответствует его менталитету. Недопустимо третировать русских людей как «совков» с целью навязать им комплекс неполноценности и заставить отказаться от рационального следования своим интересам в политико-экономической сфере.

Как не трудно догадаться, я придерживаюсь позиции №3. Большинство новиопских «либерастов», а также примкнувшие к ним русские радикалы на почве любви к РИ (пример – блоггер enzel), стоят на позиции №1. Большинство людей, позиционирующих себя как «русские правые», стоят на позиции №2. Или, точнее сказать, все мои тексты на тему советского наследия «заточены» на полемику именно со сторонниками этой позиции.

Главная проблема «половинчатой» позиции №2 в том, что она идеологически зависима от позиции №1. Вы можете сколько угодно отрекаться от советчины, доказывать, что вы - не «совок», но это не помешает любое ваше содержательное утверждение, выходящее за рамки одиозной «пиночетовщины», заклеймить как «проявление советчины», как бы вы ни доказывали, что поддерживаете вещи, выгодные для русских и полезные русским. В итоге получается, что истинными духовными мэтрами для сторонников позиции №2, как бы «образчиками эталонной не-советскости», являются бескомпромиссные сторонники позиции №1. То есть, фактически, вся та новиопская сволочь (добрый Энцель не в счет), которая всех русских скопом записывает в «недочеловеки» и не испытывает по этому поводу никакого душевного дискомфорта. Не нужно удивляться тому, что многие из «русских правых» зависимы от новиопско-либеральной тусовки, заискивают перед ней, разделяют ее концепцию «элитарности» по типу «малого народа», который имеет право как угодно издеваться над «окружающей быдломассой».

Как только вы начинаете считать большинство ныне живущих русских - «условно-русскими», которые еще должны «доказать свою русскость мерой нетерпимости к советчине» и т.п., то на самом деле вам уже можно отказываться от самого слова «русский» в политике. Оно имеет какой-то политический потенциал, только будучи обращенным к русскому большинству, а не к кучке «энцелей». А если вы, в том же самом послании, даете понять этому большинству, что считаете его «неправильными пчелами», то пропадает и смысл в популистской риторике. Поймите: вы - не педагоги, а политики, и вести себя должны как политики, а не как престарелая упертая Мариванна из младшей школы. Народной педагогикой займетесь после, если придете к власти. Пока что изрядная часть «русского правого дискурса» со стороны выглядит как шизофренический бред сошедшей с ума старой училки, примерно такой: «Мы – русские, какой восторг! Нас 80%, ура! Эти 80% - не настоящие русские, а советское гавно. Гавно - долой!» Не нужно удивляться тому, что, слыша такое странное «послание», народ не идет за такими лидерами и смущенно чешет репу.

И это плохо, потому что правое должно уравновешивать левое, для гармонии и баланса. А в русской среде правое, причем интеллектуальное правое, принимает позу подчеркнуто антинародного «быдлоборчества» и само изолирует себя от влияния на народ и народную интеллигенцию (миллионы врачей, учителей, ученых, инженеров, музейных и культурных работников).

P.S. 24.04.2017 слегка сократил этот текст, убрав сиюминутные фрагменты.
Tags: СССР, быдловедение, главные, нацбилдинг, полемика, русские, юмор
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 266 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →