?

Log in

No account? Create an account

культурогония и культургия

Previous Entry Share Flag Next Entry
(К1019) «Римскость» США в западной социально-политической мысли
гоню телегу
kornev
Проведение параллелей между Америкой и Древним Римом – это бородатая банальность уже более полувека. Везде, кроме нашей страны, где до Галковского этой темой пренебрегали. Патриотическая публика, завирусованная византизмом, евразийством и дугинской версией геополитики, позицию «Рима» («Третьего») привыкла резервировать за Россией, а в Америке видит «подлый и торгашеский Карфаген», т.е. воплощение «Анти-Рима». А прозападная публика заточена на «борьбу с русским имперским реваншизмом» и поэтому табуирует все, намекающее на «американский империализм» и тем самым подрывающее цельность дискурса. Получилось, что для одних в этой теме мерещится «образчик посконной ватно-совковой ненависти к светлому образу Америки», а для других - «капитулянтство пятой колонны, которая хочет подорвать патриотический дух и вызвать пораженческие настроения».

Между тем, человеческое мышление склонно двигаться по легкому пути поиска аналогий. Колоссальное усиление Америки по итогам II Мировой войны, и особенно ее монопольная гегемония после краха СССР, заставила множество политических мыслителей и публицистов сравнивать ее с Римской Империей и грезить о новом Всемирном Государстве с центром в США. Представление о популярности этой темы на Западе можно получить, например, по цитированию ряда авторов в книге немецкого политолога Герфрида Мюнклера «Империи. Логика мирового господства - от Древнего Рима до Соединенных Штатов». Кстати, сообразительные немцы соответствующие выводы сделали еще по итогам I Мировой войны, поскольку именно вмешательство Америки, ее внезапное пришествие в Европу, обрекло их на поражение. Сравнение положения Америки после I Мировой войны с положением Рима после Пунических войн проводили такие мэтры немецкой гуманитарной науки, как Макс Вебер (1864-1920) и Эдуард Мейер (1855-1930). А уж после II Мировой войны до этого не додумался только тупой и ленивый.

Эта мысль давно перестала быть академически-элитарной, распространилась по всему культурно-политическому спектру и дошла «до самых до окраин». В 1970-е гг. ее можно было найти и у левого русско-кубинского писателя Алехо Карпентьера (1904-1980), и у «нового правого» бельгийского маргинала Жана-Франсуа Тириара (1922-1992), мечтавшего об отпоре американцам и строительстве «Европы от Дублина до Владивостока». Но помимо поверхностных сопоставлений, случаются и попытки придать этой теме концептуальную глубину, как это сделано в книге «Империя», написанной в 2000 г. левыми радикалами Антонио Негри и Майклом Хардтом. Эта книга стала, пожалуй, одним из самых мощных продуктов лево-глобалистского дискурса, появившихся в мире после создания левыми в 1970-е гг. мир-системного анализа. Ее и мы и возьмем в качестве образчика современного западного «оримливания» Америки.

Внешнеполитические аналогии – это половина дела. Гораздо важнее «римская поза» самих американцев, на что и обращают внимание Негри и Хардт. Желание сделать республику сильной и дееспособной стало сверхзадачей для отцов-основателей США, и именно Рим здесь был наиболее ярким образцом. С самого момента основания США, американская политическая элита смотрит на настоящее и будущее своей страны с точки зрения обретения успешности республиканского Рима и, наоборот, избегания римских ошибок.

«Поразительно, насколько сильно этот американский эксперимент напоминает взятый из далекого прошлого опыт политического устройства, в особенности политическую теорию, вдохновленную имперским Римом! В этой традиции конфликт между ограничением [свободы масс – С.К.] и экспансией всегда разрешался в пользу экспансии. Макиавелли определял в качестве республик, склонных к экспансии, те, чьи демократические основания вели и к постоянному возникновению конфликтов [внутренних – С.К.], и к приобретению новых территорий. Полибий понимал экспансионизм как награду за совершенное соединение трех форм правления, потому что постоянная форма подобной власти поощряла демократическое давление масс, направленное на преодоление всех ограничений и всякого контроля. Без экспансии республика постоянно рискует впасть в цикл разложения». (Негри А., Хардт М. «Империя»).


Здесь необходимы пояснения. Американская Конституция 1787 года восходит к доктрине Полибия (220-120 гг. до н.э.), который силу Рима увидел в гармоничном сочетании трех форм власти: монархии, олигархии и демократии. Эту тему затем развил и разжевал Макиавелли (1469-1527) в «Рассуждениях о первой декаде Тита Ливия». Макиавелли первым акцентировал внимание на том, что способность Рима к экспансии была связана не только с монархическими и олигархическими аспектами его конституции, но и с сохранением мощного демократического фундамента. «Фишка» Рима в эпоху расцвета Республики заключалась в том, что римский плебс сохранял политическую мощь и вооруженность, а элите приходилось расшивать возникавшие социальные конфликты за счет внешней экспансии, а не путем подавления и «мебелизации» собственного народа. Перманентный конфликт стал творческой силой, сформировавшей римскую политическую систему, которая этот конфликт не погасила, а наоборот, институциализировала, а его энергию перенаправила во внешний мир. Экспансия оказалась той «морковкой», которая помогла пригасить конфликт соперничающих сил и обеспечить демократии необходимое во внешнем мире техническое единоначалие. Поэтому и случился такой парадокс, что республика, сотрясаемая внутренними конфликтами и, на первый взгляд, стоящая на грани хаоса, тем не менее, в военной сфере оказалась сильнее, чем централизованные монархические режимы того времени.

Рим доказал, что демократия прекрасно сочетается с империализмом, причем в масштабе более серьезном, чем это ранее сделали Афины. Вместо того чтобы давить социальные сети во имя трансцендентного источника Власти, следует, наоборот, сделать источником Власти суперпозицию воль, создаваемых этими социальными сетями. И это позволяет мобилизовать энергию и предприимчивость граждан в значительно большей мере, чем это возможно в деспотических режимах. Я уже писал на эту тему: «Макивелли еще 500 лет назад объяснил двоечникам всех времен и народов, что республика, желающая стать Мировой Империей, новым Римом, а не никчемным пятном на карте мира, должна опираться на реальное народовластие». Эта республиканская версия макиавеллизма была усвоена отцами-основателями США гораздо раньше, чем до нее дозрели старые европейские элиты, которые в те времена пробавлялись другой, авторитарно-монархической версией макиавеллизма, столь почитаемой в кругу российских интеллектуалов. Республиканский макиавеллизм, рожденный изучением древнеримского опыта, сам его дух и взгляд на мир были зафиксированы в знаменитом сборнике «Федералист», статьи которого, в защиту Конституции 1787 года, написаны тремя отцами-основателями (Гамильтон, Мэдисон и Джей) под коллективным римским псевдонимом «Публий». (Кстати, такое упорное вживание американских элитариев в роль римлян не осталось без серьезных последствий).

Уникальное географическое положение Америки позволило ей в полной мере воспользоваться римской связкой демократии и экспансии. Сначала это было завоевание континентального фронтира, потом – эпоха экономического роста, опиравшегося на освоение уже захваченных ресурсов. В должный момент началась военно-политическая и финансовая экспансия, приведшая к расширению американской гегемонии практически на весь мир. В ближайшие годы, вероятно, формат экспансии будет изменен, с учетом экономических проблем Америки, но надеяться на ее прекращение и на торжество изоляционизма нельзя. В силу своей римской сущности, Америка, подобно финансовой пирамиде, может существовать только в движении и росте.

«Существует множество аргументов, обосновывающих привилегированное положение Соединенных Штатов в новой глобальной структуре имперской власти. Частично оно может быть объяснено преемственностью роли Соединенных Штатов (особенно их военной роли) от лидера в борьбе против СССР до лидера в новом унифицированном мировом порядке. С точки зрения конституционной истории, которую мы прослеживали здесь, однако, очевидно, что в значительно большей мере фактором, позволившим Соединенным Штатам занять привилегированное положение, выступает имперская тенденция их собственной Конституции. Конституция США, как сказал Джефферсон, лучше всего приспособлена для расширяющейся Империи. ...Американский конституционный проект основан на модели выстраивания заново открытого пространства и воссоздания бесконечно различных и сингулярных отношений сетевого типа на неограниченной территории.

Сегодняшняя идея Империи родилась благодаря глобальной экспансии собственного, исходно рассчитанного на внутренние условия конституционного проекта США. Фактически именно через расширение сферы действия внутренних конституционных процессов начинается процесс конституирования Империи. ...Все сети соглашений и ассоциаций, каналы опосредования и разрешения конфликтов и координация различной динамики государств институционализированы в рамках Империи. Мы переживаем первую фазу преобразования глобального фронтира в открытое пространство имперского суверенитета». (Негри А., Хардт М. «Империя»).


Авторы в своем 2000 году чрезмерно идеализировали американский империализм, не довели до конца сравнение с Римом, и потому, как и наш Дмитрий Евгеньевич Галковский, не учли, что процесс преобразования Гегемонии в Империю необходимо включает в себя «Этап Злого Следователя», когда все будет протекать вовсе не так радужно и миролюбиво, как шло поначалу. С Америкой, начиная с 1990-х гг., происходит примерно то же самое, что и с Римом в 180 г. до н.э., когда он из «строгого, но справедливого» Гегемона стал превращаться в хулигана и негодяя, блюющего на детских площадках и гадящего во все песочницы, и пребывал таковым полтора столетия, вплоть до 30 г. до н.э. (Подробнее на эту тему – в тексте «Ницшеанство Мирового Гегемона»).

Последний пример показывает, что выстраивание аналогий между Америкой и Римом более плодотворно, если касается не каких-то отдельных аспектов, а всей целостности фактов, и проводится в контексте сопоставления соответствующих эпох, – нашей современности (1950 г. плюс-минус полтора столетия) и эпохи эллинизма (III-I вв. до н.э.).

Светлая мысль о параллелизме эпох первым посетила, по-видимому, немецкого историка Иоганна Дройзена (1808-1884), яростного прусско-германского националиста. В своей книге «История эллинизма», написанной в 1836-43 гг., он, собственно, открыл эллинизм как качественно особую эпоху и показал, что эллинистический мир перед римским завоеванием бурно развивался и обнаруживал много интересных альтернатив. На последних страницах своей книги он прямо заявил, что проведение параллелей с современной ему Европой дает наилучшее понимание процессов, протекавших в течение первого века истории эллинизма. Обе эпохи (XIX в. и III в. до н.э.) объединяет крушение традиционных общественных скреп, утверждение в политике и общественной жизни рационализма и либерализма, победа сугубо меркантильных интересов над всеми остальными, взрывное развитие экономики и науки, рост глобализации и экспансия европейской цивилизации в странах Востока. Систематических сопоставлений между «тогда» и «сейчас» Дройзен не делал, а отдельные его мысли на эту тему относятся к внутригерманскому политическому горизонту. Так, объединяемую на его глазах Германию он уподоблял раздробленной Элладе, а в Пруссии видел аналог Македонии времен Филиппа II, который эту Элладу должен объединить «железом и кровью». Об Америке он вообще не думал, и она в ту эпоху не могла казаться ему существенным фактором мировой политики.

Следующий шаг в этом направлении сделал Освальд Шпенглер (1880-1936) в своей популярной книге «Закат Запада» (1918-1922 г.). Шпенглер провел систематическое сопоставление интервалов истории Новой Европы и аналогичных им интервалов античной истории, которые являются «одновременными» с точки зрения логики развития культуры. В таблицах Шпенглера наш 1800 г. примерно соответствует античному 300 г. до н.э. Содержанием следующих четырех столетий оказывается сворачивание системы великих держав в единую технократическую Мировую Империю, что будет сопровождаться ломкой прежних форм социально-политической организации, утверждением массового общества, глобализацией, наконец, распадом и угасанием старых наций и этнических групп. Такое сопоставление эпох, особенно в виду исхода II Мировой войны и начала Холодной войны, любого вдумчивого школьника было способно навести на вполне определенные аналогии. А именно, Европа – аналог раздробленной Эллады, Россия/СССР – аналог полуварварской, но культурно близкой грекам Македонии, которая оспаривала у заморского Рима-Америки господство над греческими полисами.

К такой картине мира пришел уже упоминавшийся Тириар, предлагавший Европе объединение по «македонской схеме», где роль Македонии должен был сыграть СССР. Господство македонян, с их военной мощью, но пиететом к эллинской культуре и интеллекту, нанесло гораздо меньший ущерб греческим полисам, их культуре и образу жизни, сравнительно с последующим римским завоеванием. Готовность греков пожертвовать своим партикуляризмом ради объединения с Македонией в единую державу позволила бы им дать отпор Риму и создать Империю, где в конечном итоге доминировали бы греки, охомутавшие македонскую аристократию, а македонский народ играл бы роль тягловой силы и пушечного мяса. Русские в этом плане подобны македонянам, что и побудило Тириара призывать европейцев объединяться с СССР против Америки. В последние годы своей жизни Тириар мог оценить точность своей аналогии, поскольку соперничество «Новой Македонии» с «Новым Римом» закончилось примерно так же, как и в античном исходнике. После полувека (214-168 гг. до н.э.) горячих и холодных войн с Римом за влияние на Элладу, Македонская держава капитулировала и была расчленена на «суверенные республики».

Впрочем, сам Шпенглер, будучи немецким националистом, с Римом сопоставлял, естественно, Германию и умер слишком рано, чтобы убедиться в обреченности попытки немецкого реванша. Шпенглер также сделал типичную ошибку гуманитария, который «дорвался до чисел». А именно, оказался очарован «магией цифр» и решил, что продолжительность «синхронных» эпох в разных культурах должна совпадать с точностью до десятилетия. Даже в рамках собственной шпенглеровской парадигмы это совсем не обязательно: время культурной эволюции в разных культурах вполне может течь с разной скоростью, причем эта скорость может меняться на каждом этапе развития культуры. Вместо игры с числами Шпенглеру стоило больше внимания уделить комплексному сопоставлению самой геополитической конфигурации разных культур в «синхронные» эпохи, что подтолкнуло бы его к картине, близкой к тириаровской. Такой подход способен не только подсказать что-то в плане прогнозов, но и привести к более глубокому пониманию событий эллинистической эпохи (поскольку все познается в сравнении). В проекте «Геополитика эпохи эллинизма» (который скоро возобновится) я как раз и пытаюсь восполнить эту недоработку Шпенглера.


По-моему каждый историк или публицист, в соответсвии с текущей политической обстановкой изобретает свой Рим.

"Реальная" же античность фантастична.


Edited at 2017-06-16 07:44 am (UTC)

В путинской Эрэфии, например, некто Дугин написал толстую книжку "Основы геополитики", где, достав из сундука старую теорию "Москва - 3-й Рим, четвертому не быти", проповедует, что современный Рим - это СССР и по преемству нынешняя Россия, а США - это совсем даже наоборот, новый Карфаген, который должен быть разрушен.

Тема гомосексуализма

не раскрыта

Re: Тема гомосексуализма

Читайте Галковского

Не игнорировали

Переслегин, например, часто об этом говорил примерно с начала 2000-х, может и раньше, просто не пересекался.

Re: Не игнорировали

Cпасибо, поищу, что он там сказал.

1) Спасибо, очень интересно.
2) Т.к. по Вашему США переходит на роль хулигана, то самое дальновидное сейчас - перебираться в Америку ?

Как показывает опыт Рима, "хулиганства" будет предостаточно и в самой Америке (гражданские войны, репрессии и т.п.).

На примере Римской империи отслеживаются следующие группы, определяющие вектор национального развития:
- биологически полноценные, число которых постепенно падает;
- шизофреничные интеллектуальные, в том числе гетерозис первого поколения с повышенными личными качествами;
- гетерозис второго поколения с повышенной шизофреничностью;
- вырожденные – эти вырожденцы делятся на «людей-овощей» и психопатических вырожденцев; качество этих групп одинаково, просто первые неадекватно тихие, а вторые неадекватно буйные.

Нормальная ситуация расширения характеризуется положением, когда люди с развитым абстрактным мышлением находятся у власти, при этом действуют в интересах большинства биологически полноценных, а вырожденные копируют поведенческую культуру биополноценных. При синхронном росте биологического качества общество всегда начинает внешнюю экспансию.

Нормальная ситуация стабилизации возникает, когда биополноценных большинство, они же находятся у власти (например, в качестве династии), вырожденные копируют поведенческую культуру биополноценных, а остальные группы не оказывают значимого влияния на ход событий.

Если по каким-либо причинам начинается качественная дифференциация по группам, число биологически полноценных сокращается, возникает много и вырожденных, и интеллектуальных, в обществе возникает психопатическая обстановка, часто приводящая к гражданским войнам.

Концепции Морозова - это отдельная тема.

..Гипотетически есть ещё один геополитический вариант. Вариант интеграции с РФ. Дело в том, что экономики РФ и ФРГ комплиментарны. Чего не достаёт одной, то с избытком имеется в другой и наоборот. И наметившееся сближение Германии и России в экономической и геополитической сферах есть следствие этой взаимной дополняемости. Но для перспектив обеих стран этого мало – нужна быстрая интеграция с уровнем существенно выше, чем в современном ЕС. Но этот сценарий быстрой интеграции России и Германии не возможен по одной главной причине – постепенная, но неуклонная раскрутка регионализации, делает любые масштабные интеграционные процессы невозможными, по крайней мере, до конца XXI века. Есть и другие причины. Например, гипотетическая быстрая интеграция между Россией и Германией должна проходить не так как расширение ЕС, а по правилам, разработанным преимущественно в России. Сначала Германия с этим категорически не согласится, а потом, если вдруг согласится, то будет уже поздно

Таким образом, лучший вариант для России - если ее элита признает верховенство немецкой элиты и перейдет на вторые роли, станет их подчиненными ("обильна земля наша, но.."), что позволит сформировать Евразийскую империю с хорошими шансами на успех, учитывая вашу взаимодополняемость. Тогда и Украина, и Беларусь, и Прибалтика достанется вам. То есть, на самом деле - немцам, но и вам где-то тоже. А в противном случае немцы будут договариваться о судьбе РФ уже с англосаксами и французами, и тогда смена режима и раздел РФ между партнерами со всеми его эксцессами неизбежен. Одумайтесь, не то хуже будет! Меньше великодержавной гордыни и больше прагматизма! Кто-то, или вы, или немцы, должен уступить, а поскольку немцы не без оснований считают себя более цивилизованными, то уступить придется вам

http://director.com.ua/upravlenie/germaniya-kak-zerkalo-krizisa-evrosoyuza

Вижу,очередная отрыжка тириаровского проекта.

Это глупость, потому что это уже случилось. Путинский режим - прогерманский с самого начала, и все, что делается сегодня в России, делается по воле Германии. Результаты мы видим, и они не радуют, поэтому все это не надолго. Немцы могут быть полезны только при условии отрыва от собственной немецкой государственности. Вот если Германия будет стерта с лица земли, а какая-то часть немцев эвакуируется в Россию, они здесь весьма пригодятся. Знаменитая фраза "Приидите и володейте" была обращена не к зарубежной стране, а непосредственно к княжескому клану, который целиком переселился в Россию, а не правил ею из Скандинавии как колонией.

Хотя он о вас и упомянул в качестве повода к написанию текста, но мне не показалось, что он с вами полемизирует.

Ну да, он "ушел в другую степь".

Кажется, ход германских романтиков 19 в. -- отождествляться с Элладой, считать Пруссию Македонией, Францию - Римом, и т. д. В такой оптике, эллинизация является благом для варваров, а для самих эллинов - варваризацией. Эту ветку гнули еще Хайдеггер и Макс Поленц, обвинявший Рим в "семитизме".

А Французы отождествляли себя с Римом, стараясь слить эллинов, македонцев и римлян в единый ком (понятно что ДЕГ являтся франкофоном), а немцев отождествить с варварами.

*В совр. антиковедении обе т. зр. являются неполиткорректными. Неск. лет назад мой друг пытался издать "националистический" трактат Плутарха "О злонравии Геродота", чему очень воспротивились в научном изд-ве, в итоге Плутарх вышел урезанным.

"Кенигсберг, по словам Гердера, дышал "густым туманом беотийской атмосферы", т.е., говоря проще, был глухой сельскохозяйственной провинцией. - При всей курьезности для нынешнего уха таких образов, в свое время они были уместны - служа знаком "для своих", а в Германии XVIII - XIX века оказываются периодом невероятного не только по силе, но в первую очередь по продолжительности увлечением Грецией. При желании в качестве одного из последних отзвуков этого можно рассматривать Хайдеггера и Арендт, для которых обращение к грекам - как и для их предшественников двумя столетиями ранее - было обращением к "настоящему", тому "событию" в истории, через которое, при посредстве которого только и возможно понимание. Разумеется, идет и отсылка к "европейской традиции", основанию той последовательности, этапом которой является и современность - но как раз столь интенсивное переживание принадлежности к этой последовательности и одновременно значимости "изначального" - это немецкая особенность, причем довольно ранняя. Одного я не пойму - с чем связано такое внимание к грекам в XVIII веке в Германии? Библейские исследования - да, но это явно недостаточно, поскольку последующие философские и литературные ходы (тот же Гельдерлин) работают с уже существующим очень плотным, несопоставимым ни с какой другой страной, знанием греков на уровне университетского сообщества и причастных к нему.
...
- противопоставление Греции и Рима, разведение их как двух принципиально разных начал, присущее многим в немецкой мысли с 1760-х - это еще и жест отторжения от французской культуры (совершаемый, разумеется, зачастую наиболее усвоившими ее) - французы в это время и дальше обозначаются как "новые римляне", зачастую их обозначают "романцами", "романскими народами" (куда, разумеется, входят и испанцы, и итальянцы - но по контексту понятно, что авторы в первую очередь думают о Франции). если "культура" обретается через причастность "древней культуре" (собственно, единственной, достойной этого имени), то превзойти соперника можно лишь приобщившись к более древней, первичной культуре - т.е. от римлян к грекам. здесь, кстати, работает - в дебатах первой пол. XIX века это хорошо видно (что в немецких, что в русских) - та же логика "ренессанса, реновации, реформации", что и в средние века."

Хотя и читал "Историю эллинизма" Дройзена, но не помню, говорил ли он там что-то о США.
Но в любом случае, канцлер Бисмарк, современник Дройзена, сказал как-то, что основным политическим фактором XX века будет тот факт, что в Америке говорят на английском языке.
Опять же, не знаю, что именно хотел сказать Бисмарк, но понимание им роли Америки, пусть и смутное, налицо.

По делам их судите о них, а не по культуре.

А Дела Америки таковы, что это и близко не Рим. Рим, разобравшись с соседями, стал обращать свой взор на потенциальных и равных соперников. Здесь пути штатов и Рима расходятся. После разборок с соседями ( южными конфедератами и Мексикой ) американцы стали бегать га побегушках у своих соперников. Совершенно не обращая на низ внимания.

Будь штаты Римом, они бы первым делом покончили с Британским содружеством наций. Не позволили наращивать силу Китаю. Не позволили наращивать силу Европе. Ничего бы этого не было. Вся Европа была бы похожа на латинскую Америку. А европейской колонии РФ, не было бы оружия, способного стереть штаты с лица земли и в любой момент.

"После полувека (214-168 гг. до н.э.) горячих и холодных войн с Римом за влияние на Элладу, Македонская держава капитулировала и была расчленена на «суверенные республики»."

Хе-хе, только при этом надо постоянно держать в уме, что было дальше. Потомки македонян постепенно стали ромеями, т.е. римлянами, а Македония во многом стала основой Ромейской (Византийской) империи. Глядишь, лет через тысячу, на территории современной России расположится Американская империя, Санкт-Петербург будет перестроен в Новый Вашингтон, а русские будут называться американцами, говорить на смеси русского и американского английского и штудировать произведения отцов-основателей и Лео Штрауса. А на территории самой США возникнут "варварские королевства", основанные разными видами латиносов.

Почему через тысячу? Гораздо раньше

>Шпенглер, будучи немецким националистом, с Римом сопоставлял, естественно, Германию

Что-то я ничего подобного у Шпенглера не припомню. Сдается мне, что Корнев опять все придумал. С людьми, у которых каша в голове, такое часто случается.

Я и Шпенглера тоже придумал.

(Deleted comment)

А я не согласен - с обоими

Проблема обоих авторов в слишком абстрактном построении теории и отношении к историческим событиям. Типа "хуйня-войня"...

Любая война - это риск, а гражданская - риск многократный свалиться в помойку. А выбираться из этой помойки можно СТОЛЕТИЯМИ, что мы и видим на примере своей страны. Латинская Америка кувыркается так каждые 20-30 лет (то консерваторы придут, то коммунисты, то фашисты).

Что МЫ ВИДИМ:
1) Демократы как и 150 лет назад "раскачивают лодку" и нарушили политический договор
2) Сценарий идёт украинский - Янукович-Трамп защищает даунбассов-реднеков, Клинтон усиленно изображает Тимошенко... Трамп уже собирается сажать Хиллари - ну а потом "Юле -волю!".
3) В Америке оказывается достаточно идиотов готовых играть по этому сценарию.

Причём спираль раскручивается на наших глазах - ИТОГ НЕОПРЕДЕЛЕННЫЙ....

Стоит США устроить междусобойчик, как всё повалиться в тартарары - авианосцы станут у причала в отсутствии бюджетный средств.

Re: А я не согласен - с обоими

В случае войны возможен прямой шантаж. На АУГ помещается несколько сотен единиц тактического ядерного оружия. Вышел в море у берегов Бразилии. Удар - Бразильский флот на дне. Еще удар - пво в хлам. А дальше - или вы нам деньги, или по городу в день будем сносить. Время пошло.

конешно америка не рим, никакой плутократ там не мог стать консулом в принципе,римский трамп не разу не приходил власти, те делали бабки либо на внешней войне как цезарь или внутренней как красс)

 0 CWɨJU*CB%i&h=HTHL"эA6|? Hӥܥ'C{_d

не могли бы Вы пояснить принцип

Edited at 2017-06-17 08:22 pm (UTC)

Путинский режим - прогерманский с самого начала, и все, что делается сегодня в России, делается по воле Германии.


Вот это заявление! Это будет посильнее криптоколонии Галковского! Не стоит ли посвятить этой теме отдельный пост?


Хе-хе, люди не понимают одной простой вещи. Когда Галковский, Корнев, Девол, Пионерий etc. решили заняться национал-освободительной борьбой, чтобы освободить нас, грешных, от "криптоколонизаторов", они бы сначала договорились, кто нас, собственно, угнетает. А то получается, у одних - это Англия, у хозяина журнала - Германия, у Аввакума - Франция, у многих - Америка, а еще у многих - некий "коллективный Запад".