Сергей Корнев (kornev) wrote,
Сергей Корнев
kornev

Category:

Вопросы русского мазохизма

Уважаемая патриотическая общественность жестко критикует Константина Крылова в связи с его хроническим негативизмом в отношении России. Обвиняют в потакании русофобам и т.п. Но на самом деле из всех видов аллергии на Россию Крылов выбрал самую безобидную. Многие другие в аналогичном настроении склонны во всем винить не страну и внешние обстоятельства, а «поганый генетически ущербный народишко», который «изгадил прекрасную страну», «а вот если бы заселить Россию немцами, то было бы у нас и пиво, и колбаски, и дороги без дураков». Вот это и есть настоящая русофобия. А у Крылова - обычный сладострастный чаадаевский негативизм, вызванный тем, что различные трудности и уколы российской реальности переполнили его личную меру терпения, и он «возопил к небесам», подобно библейскому Иову.

Если по существу, то самый рациональный ответ на крыловские инсинуации написал блогер sssshhssss. Но по большому счету тут и спорить особенно не о чем: большинство негативных оценок Крылова относятся к тем сферам, где действует принцип «о вкусах не спорят». Например, касательно климата: кому-то нравится потеплее, кому-то попрохладнее, это связано в том числе и с генетической предрасположенностью. На мой личный вкус, длительная жара - это гораздо худший вариант, чем сезонный зимний холод, но если ваши предки поколениями осваивали пески Ближнего Востока, то вы со мной не согласитесь. Что касается претензий к русской культуре, языку и письменности, то это откровенный троллинг на почве расстроенных чувств. Ясно, что человеку отвратительна российская жизнь in toto, и он хватается за любой правдоподобный предлог, чтобы рационализировать этот рвотный рефлекс.

Первоисточник аллергической реакции в отношении России и всего русского, которую можно заметить не только у Крылова, но и многих других добрых русских людей, это наследие советского и постсоветского отчуждения русских от их собственной земли. Если человек твердо знает, что вот эта земля - его собственная, что это его наследственное достояние, что он здесь хозяин, а не гость, то он будет трепетно любить даже кусок облезлой тундры и находить в нем множество красот и достоинств. «Ибо это Мое: мой Дом, моя Крепость». И наоборот, если людям из поколения в поколение внушают, что эта земля - чужая, что они здесь - никто, и что не только любой начальник, но и любой проезжий молодец имеет здесь больше прав, чем жалкие автохтоны, то, конечно, такую землю они начнут ненавидеть. И будут ненавидеть тем сильнее, чем острее сознают, что это - земля их предков и по праву должна принадлежать им. И тогда им захочется позабыть об этой испоганенной земле и уехать куда-нибудь в другое место: там даже если их начнут третировать как чужаков, то, по крайней мере, на законных основаниях, истинные хозяева той земли, что не так обидно.

Именно такая фрустрация была навязана русским, которые, во многих отношениях, на своей земле уже давно ощущают себя бесправными беженцами, а не хозяевами. И чем сильнее в человеке развито национальное самосознание, тем больше риск превращения любви к своей Родине в жгучую ненависть к «оскверненному дому». Появление таких симптомов у Крылова свидетельствует лишь о том, что он - настоящий, и с большей остротой и трагичностью переживает униженное положение русских, чем многие его оппоненты. Но в политическом отношении это, конечно же, яркая демонстрация профнепригодности. Человеку с таким надрывом в душе, наверное, легко будет стать кем-то вроде отчаянного шахида, но сложно претендовать на роль интеллектуального лидера или вождя-объединителя, от которых люди ждут большей взвешенности суждений.
Tags: полемика, русская идея, русские
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 238 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →