Сергей Корнев (kornev) wrote,
Сергей Корнев
kornev

Categories:

Второе пришествие борщевика и «прививка сердцем»

КОВИДНАЯ ВАКЦИНАЦИЯ КАК МАШИНА ВРЕМЕНИ. ЧАСТЬ 2.
(к предыдущей части)

В дискурсе проповедников насильственной вакцинации нередко встречается пример картошки. Народ де у нас настолько туп и косен, что в XVIII веке принял в штыки даже внедрение картошки, и только благодаря насилию правительства удалось приучить смердов к выращиванию этого вкусного и полезного овоща. А следовательно (далее включается «железная логика»), абсолютно все, что внедряется благодаря принуждению правительства и вопреки желанию народа – так же хорошо и полезно, как и картошка. Впрочем, даже если согласиться с тем, что цари-батюшки и матушки-императрицы никогда не ошибались, нынешняя власть официально отсчитывает свое правопропреемство не от них, а от государства, построенного Лениным. А советская власть сама не раз честно признавала, что не всегда действовала безошибочно и периодически допускала то «перегибы», то «необоснованные репрессии», то какие-нибудь «враги народа», «шпионы» или «волюнтаристы», пробравшись в руководство, внедряли от имени государства вредительские решения. В истории СССР можно найти пример «антикартошки» - борщевик Сосновского. С подачи светил сельскохозяйственной науки и по прямому принуждению властей эта ядовитая, мутагенная и неубиваемая дрянь (притом, «улучшенная» боевыми мичуринцами в сторону лучшей адаптивности) внедрялась повсеместно как кормовое растение. В наше время борщевик не только исключен из числа сельскохозяйственных растений, но и признан сорным видом, с которым идет дорогостоящая борьба (с применением дронов). Более того, организации и простых граждан нещадно штрафуют, если они не борются с этим растением на своих земельных участках. То есть, правительство своей пропагандой и принуждением внедрило эту дрянь, а крайними оказались граждане, которые теперь вынуждены или тратиться на борьбу с ней, или платить огромные штрафы. И кто даст гарантию, что нынешнее ковид-вакцинирование – это «кейс картошки», а не «кейс борщевика»?

Давайте пофантазируем в духе «картофелеводов», но проведем аналогию не с картошкой, а с борщевиком. Тогда лет через 20-30 ковид-вакцинирование будет признано ошибкой, а сама вакцина – крайне вредной. Вакцинированных людей и их потомков объявят опасными для окружающих, например, из-за какого-то поражения мозга, как одного из отдаленных последствий вакцинации. Сначала им, в силу неадекватности, запретят занимать должности выше младшего дворника и выполнять любую работу сложнее разбрасывания навоза по колхозным полям. А потом вообще стерилизуют и загонят в резервации, а прочих людей будут штрафовать за любые контакты с ними. При этом, как и в случае борщевика, вакцинированные граждане будут признаны не пострадавшими, а виновными, а начальники, ответственные за принятие этой вакцины и за принуждение к вакцинации, никаких репрессий на себе не испытают и останутся уважаемыми членами общества. Более того, они еще будут глумиться над жертвами вакцинации с высоких трибун, в стиле: «Это не вакцина была плохая. Это народ у нас такой неправильный, что в его крови хорошая вакцина переродилась и стала плохой». И «научную базу» к этому подгонят. Например, сошлются на какой-нибудь «вуду-эффект анти-плацебо»: «Вакцина потому и не сработала, что в нее плохо верили, боялись, не доверяли мудрости правительства. Доказано, что запуганный антипрививочниками организм нейтрализует пользу от вакцины и усиливает вред от нее. Если лично вам вакцина не пошла на пользу, то только потому, что вы - затаившийся антипрививочник, и навредили сами себе своим недоверием к вакцине. Мы вам не только компенсацию не дадим, а еще оштрафуем за психологический самострел».

Кстати, это явное упущение в нынешней пропаганде, что случаи негативного влияния вакцины стараются замалчивать, вместо того чтобы радостно разоблачать скрытых антипрививочников. Например, так: «Поскольку вакцина - безупречна, то пострадавшие от нее – не жертвы, а трусливые паникеры, которые ухудшили свое состояние методом самовнушения, потому что боялись вакцины и не верили в нее. Антипрививочник – не только тот, кто уклоняется от вакцины, но и тот, кто, вынужденно согласившись, не принял ее душой, всем своим сердцем, доказательство чему – негативные последствия для здоровья. Таких не жалеть нужно, а дополнительно наказывать. Короче, колите всех: вакцина сама разберет, кто достоин жизни, а кто – трусливый маловер и враг государства».

Для комплекта, могу еще дать мастер-класс, как объяснять людям, если впоследствии выяснится, что самые рьяные агитаторы за вакцинацию сами не прививались или прививались чем-то другим. «Прививка сердцем» - так это можно назвать. Просто очень ответственные и альтруистичные люди посчитали неправильным становиться в прививочной очереди впереди простых людей и пенсионеров, тем самым отодвигая их от спасительной отечественной вакцины. Они решили или вообще оказаться последними в этой очереди, или героически, в ущерб себе, воспользоваться плохими зарубежными вакцинами. Но этот небольшой минус для коллективного иммунитета был многократно компенсирован тем, что они излучали веру в отечественную вакцину, безостановочно повышали к ней доверие и тем самым улучшали ее эффективность в организме остальных людей. Эта «прививка сердцем» гораздо важнее простой вакцинации, поскольку именно от нее зависит действенность вакцины (с учетом вуду-эффекта анти-плацебо). И этой своей духовной прививкой они спасли миллионы жизней. Специально для таких подвижников следует выпустить орден «Привитый сердцем», с правом бесплатного поедания гамбургеров в фастфуде, и он будет полностью эквивалентен сертификату о вакцинации.

Возвращаясь к нашей картошке, неоцененной глупыми смердами, следует отметить, что этот пример в пропаганде – частный случай использования правых идеологических симпатий, когда отказ миллионов людей от ковид-вакцины трактуется как следствие «иррациональности и косности темных народных масс». Причиной недоверия к вакцине также часто указывают «советскость» сознания. «Советские дикари, погрязшие в своем православном мракобесии, шарахаются от плодов науки и цивилизации, как дикие туземцы в банановых джунглях», - как-то так. На этот крючок ловятся даже умные люди, которым, в их высокомерии, кажется отвратительной мысль, что простолюдины в массе способны принимать вполне рациональные решения. Типичный пример – историк Сергей Волков, умнейший и благороднейший представитель правого поля. Он, как и ожидалось, питает вполне здравое отвращение к разгоревшемуся ковидобесию, однако массовый отказ от вакцины интерпретировал как глупость простонародья: «Ну да, известное дело: "доктора заразу распространяют". За триста лет в народном сознании ничего не изменилось». Тут даже не ясно, какой фольклорный штамп более уместно употребить: «Дедушка старый, ему все равно» или «Ничего ты не знаешь, Джон Сноу…»

Начнем издалека. В плане принятия решений, критичных для выживания в привычной среде обитания, простолюдин или даже дикарь может ничем не уступать высоколобому интеллектуалу (это заметил еще Аристотель, объясняя жизнеспособность демократии). Ресурсы интеллекта у обывателя, быть может, и малы сами по себе, зато они полностью посвящены задаче выживания, в отличие от интеллектуала, занятого по жизни чем-то от этой жизни крайне далеким (например, списками давно умерших героев). И это, кстати, одна из причин того, что естественный отбор до сих пор не уничтожил всех обывателей и не заместил их исключительно высоколобыми особями. Решение о том, «колоться или не колоться», как раз относится к числу определяющих выживание. Если обыватель, исходя из тех критериев, которыми он обычно руководствуется в деле выживания, оценил в данном случае риск как слишком большой, а выгоду – как слишком эфемерную, то это вполне рациональное решение, достойное уважения. Притом к числу важных для принятия решения критериев относится не только информация о самой вакцине (находящаяся, в основном, за рамками компетенции обывателя), но и (даже в большей мере) оценка тех, кто ее предлагает, навязывает и пропагандирует. Если они ранее зарекомендовали себя как «мошенники» или «кидалы», или их манера поведения вписывается в известный по прошлому опыту образ «мошенников» и «кидал», то перенос недоверия и на саму вакцину тоже вполне рационален. Человек, который это разумное недоверие к наперсточникам пытается истолковать как следствие «мракобесия и иррационализма народных масс», выглядит откровенно смешно. («Не будьте иррациональными мракобесами, белые офицеры и беженцы в Крыму, спокойно сдавайтесь большевикам, они же письменно обещали амнистию и хорошее обращение»).

Смешно также упрекать людей советского воспитания в недоверии к науке и к плодам научно-технического прогресса. Поколения, воспитанные в СССР, это часть человечества, в наибольшей степени обработанная идеей прогресса и пользительности его применения в народном хозяйстве. Если, как выяснилось позднее, многие из этих людей усвоили также доверие к магии, то только потому, что для людей определенного типа наука и магия – явления одного порядка (и это не связано прямо с уровнем интеллекта и образования).

Еще одна характерная особенность типичного советского человека (вопреки мнению Волкова) – некритичное доверие к медицине, включая и такой ее аспект, как вакцинация. Отчасти это связано с упомянутой выше верой в Прогресс, но существенная причина связана также со спецификой советской государственной медицины. Даже если признать, что СССР в целом был каннибальским государством, то правящим каннибалам для их каннибальских целей нужны были массы здоровых и трудоспособных людей, особенно в позднем СССР, когда демография не поспевала за потребностями советской трудозатратной экономики. Советская медицина четко работа на эту цель. Она могла совершать ошибки по причине нехватки ресурсов или недостаточной компетентности, но в своем базовом импульсе была заточена на максимальное оздоровление народа, а не на вытягивание денег под предлогом лечения, как сегодня. При всех ее фактических недостатках, люди это понимали и относились к ней, в целом, с доверием. Это доверие переносилось и на вакцинирование, поскольку люди понимали, что сознательно уничтожать население поздняя советская власть не заинтересована. «Антипрививочники» в советское время большого веса не имели, и это было связано с общим прогрессистским духом эпохи, а не с какими-то драконовскими репрессиями. Та мера доверия к вакцинированию, которая сохранилась у населения сегодня, - это прямая заслуга советской медицины и советской пропаганды («ментальное наследие Совка»).

Кстати, само использование слова «антипрививочники» в отношении тех, кто сегодня воздерживается от ковид-вакцинации, является мерзостью пропаганды. Этот термин долгие десятилетия, по справедливости, применялся к людям, которые вообще против любых прививок. Главной точкой расхождения «прививочников» с «антипрививочниками» всегда было плановое вакцинирование младенцев от тяжелых инфекций. При этом «прививочник» мог скептически относиться к сезонному вакцинированию взрослых от гриппа, поскольку, в силу вариабельности вируса, оно не дает никаких гарантий. Соответственно, возникает вопрос, стоит ли прибегать к вмешательству в иммунную систему организма, и без того перегруженную, ради такой мало ощутимой выгоды. Я, например, образцовый «прививочник»: все дети и домашние животные получают плановые прививки по графику. Себе я периодически ставлю прививки от столбняка и клещевого энцефалита (это важно из-за привычки к активному отдыху в лесной зоне). Но от сезонных прививок от гриппа я давно отказался, поскольку не заметил ощутимой пользы. А вот моя жена, наоборот, фанатка прививок от гриппа. Естественно, моя блондинка в первых рядах побежала колоться «Спутником». Последствия для здоровья оказались неприятными: ковидом она пока не заболела, но ее хроническое заболевание после прививки обострилось. При этом незадолго до этого она прошла дорогостоящий курс лечения, который резко улучшил состояние, но после прививки все мгновенно вернулось обратно. Возможно, это простое совпадение, как и у всех остальных пострадавших.

Вакцина от ковида, даже если оценивать ее с точки зрения официальной парадной информации, логически укладывается в ряд «слабых и необязательных» вакцин, наподобие вакцины от гриппа. Она не гарантирует защиту от заболевания, она не освобождает от мер «социального дистанцирования», она не является «окончательной» (уже говорят о том, что, как и в случае гриппа, придется перепрививаться каждый год или даже каждый сезон). При этом известны случаи тяжелого перенесения этой вакцины. Так что возможная польза и риски соизмеримы друг с другом, и к этому еще нужно добавить сомнения, связанные со скороспелым и экспериментальным характером вакцины. Не спешить с ковид-вакцинацией по совершенно рациональным соображениям может как человек, который уже получил иммунитет после болезни, так и человек, который за полтора года, не прячась в бункере, не заболел или «переболел» бессимптомно. Для этих двух категорий людей (которые составляют подавляющее большинство населения) выгодно оттянуть момент вакцинации как можно дальше, подождав, пока проявятся все последствия и сама вакцина будет усовершенствована. Пока не включилось государственное выкручивание рук, этой стратегии придерживалось 90% населения, что свидетельствует об уме и рациональности нашего народа, и о том, что, в отличие от эпохи самодержавия с его картошкой, «единственным европейцем» в России уже давно является не правительство, а народ. (Конечно, в изначальном, полноценном смысле слова «европеец»).

Неудача мирной пропаганды вакцинации и переход к выкручиванию рук связан, на мой взгляд, как раз с недооценкой пропагандистами рациональности обывателей. А также с игнорированием того факта, что в данном случае речь идет не о далеких от быта политических материях, где народ обмануть легко, а о вещах «близких к телу» и связанных с выживанием и инстинктом самосохранения. Потратив миллиард на пропаганду, вы можете убедить народ в том, что «мистер Пупкин – гений», но чтобы массово убедить людей, будто «огонь не жжется и каждый может смело опустить голову в пламя», не хватит и в сто раз большей суммы. Ковид-агитаторы, между тем, решили сэкономить на интеллекте (не только в теме вакцины), и вся пропаганда свелась, по сути, к визгу на высокой ноте: «Как вы смеете рассуждать, когда тут люди умирают!». Агитаторам как бы невдомек, что они имеют дело не с шимпанзе, реагирующими на любой раздражитель коллективными истериками, а с человеками разумными, для которых главным видовым признаком, отличающим их от животных, является как раз способность к рассуждению, умение щелкать по носу истериков и именно с помощью рассуждения выбирать оптимальное решение для сохранения собственной жизни и жизней окружающих.

Яркий пример «шимпанзе-пропаганды» - кочующий от одного пропагандиста к другому «кейс умершей мамы». Выглядит примерно так: «Злобная дочь-мракобеска не верила в вакцину, сама не привилась и запретила прививаться своей пожилой маме. Потом она заразилась сама и заразила маму. Мама умерла, а дочь выкарабкалась. Как ей теперь с этим жить? Антипрививочники, вы - убийцы!» Понятно, что пафос этого кейса рассчитан на человека с одной извилиной, но блогеры, ранее зарекомендовавшие себя неглупыми, не стыдятся это использовать. Хотя человеку, привычному к рассуждениям, достаточно внести в этот кейс пару косметических изменений, чтобы получить прямо противоположную мораль. Например:

1) «Старушка строго соблюдала режим самоизоляции и не хотела делать прививку. Но злобная дочь-прививочница обозвала ее религиозной мракобеской и потащила на прививочный пункт. Осложнение после прививки обострило проблемы с сердцем, маму увезли в больницу и там она умерла. Вся жилплощадь досталась дочери. Прививочники, вы – убийцы!» Могло ли такое случиться в реальности? Да сколько угодно.

2) «Дочь, чтобы не заразить маму, сделала себе прививку от ковида. А престарелой маме прививку нельзя было делать по медицинским показаниям. Затем дочь все же заразилась ковидом, но из-за иммунитета, вызванного прививкой, перенесла его в крайне легкой, незаметной форме. Не зная, что больна, она посетила маму, заразила ее ковидом, и та умерла. А без прививки дочь, возможно, болела бы ковидом более тяжело, заметила бы свое состояние и воздержалась от посещения мамы. Мама осталась бы жива. Прививочники, вы - убийцы!» Случай гипотетический, но вполне возможный. Кстати, новые волны ковида в уже вакцинированных странах могут быть связаны именно с такими случаями.

Единичный пример того, как некая стратегия привела к неудаче, еще не значит, что противоположная ей стратегия статистически более выигрышна (византиец Нассим Талеб написал целую книгу на сходную тему). К примеру, человек для дальней поездки предпочел автомобилю поезд, как более безопасный вид транспорта, но именно этому поезду не повезло, и он попал в катастрофу. Вся семья погибла. Тем не менее, статистически поезд все равно безопаснее автомобиля, и если человек, заботящийся о безопасности, именно под влиянием этого случая откажется от поездов, то он поступит иррационально.

Эта логика, относится, кстати, и к примерам негативного влияния вакцины. Единичные случаи ничего не решают, нужно принимать во внимание статистику (конечно, если есть основания доверять ее подлинности). Нужно самостоятельно, исходя из своей индивидуальной ситуации, оценивать соотношение рисков и возможной пользы. Именно это отличает рациональный подход от визга пропаганды и от усилий агитаторов навязать вакцинирование как безальтернативную моральную доминанту. Я, кстати, никого не уговариваю отказаться от вакцинирования и не утверждаю, что оно априори более вредно, чем полезно. Но я считаю, что человек НЕ должен принимать такое решение под давлением оголтелой пропаганды и принуждения. И если человек ощущает на себе явное давление, то правильным первым решением будет поступить вопреки давлению, не идти вместе со стадом «жрать борщевик» и дать себе время разобраться в проблеме.

Продолжение следует…

Если не бедствующие читатели посчитают важным дальнейшее развитие этой темы в моем блоге, то можно сбросить поощрение на Яндекс Кошелек 41001236273201
Tags: вопросы этики, здоровье нации, история, пропаганда
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 98 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →