Сергей Корнев (kornev) wrote,
Сергей Корнев
kornev

Categories:

Компьютерные игры в докомпьютерную эпоху – часть 1

В те далекие времена, когда компьютерных игр еще не было, дети пытались найти им замену. Шутеры, стратегии, RPG – все это было знакомо нашему поколению еще в докомпьютерную эпоху. Пытливый мальчишеский ум ухитрялся воплощать продвинутые игровые сценарии в технологиях каменного века.

Не без влияния постной пропаганды, компьютерные игры сегодня сделались предметом раздора между родителями и детьми. Страхи родителей понятны: ребенок-игроман, который прилип к монитору и постепенно превращается в заморыша с нарушенной мотивацией и больной психикой. Но от понимания взрослых иногда ускользает, откуда берется у детей (особенно у мальчиков) такая потребность. Им кажется, что это «современное излишество», «неизбежное зло», с которым приходится искать компромисс лишь для того, чтобы чадо не изошло в истерике. Но все гораздо сложнее: место, на которое пришли компьютерные игры, существовало задолго до них, и успех последних связан именно с тем, что в современной урбанизированной среде заполнить его традиционными способами оказалось сложно.

От природы человеку, как и любому другому стайному хищнику из класса млекопитающих, для полноценного взросления абсолютно необходимы две вещи: пространство для игр, (относительно) свободное от вмешательства взрослых, и ватага друзей-ровесников – партнеров по играм. Если этого нет, то о сколь-нибудь полноценной (и тем более – о «гармонично развитой») личности можно не мечтать – что-то важное в душе будет необратимо откромсано ножницами. Это зачастую и происходит в современном мегаполисе, который с точки зрения растущих детей представляет собой крайне ущербную среду. Здесь бывают серьезные проблемы и с пространством для игр, и с нормальными партнерами. Жизненный мир большинства детей в мегаполисе – это дом, телевизор, опостылевшая школа и опасная криминальная улица, в лучшем случае - «двор», который не только мал, заставлен машинами и загажен собаками, но и стесняет детей своей обозримостью, назойливым присутствием взрослых. Секции и кружки под управлением взрослых проблему не решают. В такой ситуации компьютерная реальность превращается в незаменимый протез утраченного жизненного пространства. Особенно – если есть возможность играть по сети с другими такими же обездоленными детишками. Здесь, и только здесь может найти современный ребенок необходимое пространство для игр и свободы. Безусловно, это суррогат, но он хоть как-то позволяет компенсировать убогость среды обитания.

Хочется напомнить папам и мамам из поколения 30-летних о том, как выглядело наше собственное детство, тоже городское, тоже не идеальное, как мы обустраивали свое пространство для игр и зачастую изобретали забавы, поразительно близкие к тому, что впоследствии было реализовано на компьютере.


1. QUAKE TEAM ARENA НА СВЕЖЕМ ВОЗДУХЕ

С имитацией компьютерных стрелялок было проще всего. На помощь приходили рогатки из проволоки и авиамодельной резинки, с проволочными пульками в виде эмблемы Nike. Такую рогатку легко было спрятать в карман, а если родители все-таки найдут и сломают – за пять минут можно смастерить новую. Эту технологию мы в совершенстве освоили еще в семилетнем возрасте. Стратегическим ресурсом становилась алюминиевая проволока. Цветмет в те времена никто не собирал и особо не охранял, алюминия в стране было завались, поэтому укатить со стройки бобину с проволокой труда не составляло.

Более продвинутая конструкция - «самострел»: по сути, та же рогатка, только установленная на специальном прикладе («пистолетном» или «ружейном») и снабженная спусковым механизмом из проволоки и резинки. Прицельная дальность увеличивалась почти вдвое. И как-то более солидно получалось: прикладываешь к плечу, выцеливаешь «врага», нажимаешь на спуск... А некоторые умельцы делали еще один смертоносный апгрейд: пробивали в пульке дырочку в месте сгиба и вставляли туда маленький сапожный гвоздик... (Они, конечно, были не из близкого круга «друзей-соперников») Таких «фашистов» полагалось отлавливать и безжалостно «расстреливать на месте» их же собственным боекомплектом.

Каких-то особых правил в этой игре не было. Попадания никто не считал – динамизм игре придавала «болевая стимуляция». Учитывая, что дело было летом, и одеты все были соответствующе (голые руки и ноги), гордо стоять «под градом пуль» никому не хотелось. Попаданий в себя старались избегать. Обычно та команда, которая сегодня была в большинстве, наступала, а та, где явка была пониже – отступала и отстреливалась, подыскивая момент для контратаки. Выигрывал тот, кому удавалось загнать противника на его «базу». Еще лучше – «полный вынос», когда поверженный враг просто разбегался по домам в рассыпную. При этом иногда удавалось отбить у противника Ценный Трофей: большую коробку с «боеприпасами», полную готовых проволочных пулек.

До сих пор удивляюсь, что за многие годы никому из игравших не выбило глаз. В «горячке боя» не раз получалось «стрелять» в упор, даже в лицо... Мысль о том, что не плохо бы как-то защитить физиономию (с помощью мотошлема, очков-консервов и т.п.) появилась уже в более старшем возрасте.

Вопреки стереотипам, к жестокости эта игра не приучала – все воспринималась именно как игра. Садистов не было, по животным никто не стрелял (проволочная рогатка и не подходит для «охоты» – убойная сила слишком мала). Приведу характерный пример. Помню, как-то раз я решил изготовить обычную рогатку, из дерева и толстого жгута, стреляющую камнями. И бездумно пошел «на охоту» ее опробовать. В качестве цели я выбрал птичку, чуть крупнее воробья, которая сидела на проводах метрах в пяти от земли. К счастью, я промахнулся, и камень просвистел в сантиметре от птичкиной головы. Больше всего меня поразило то, что птичка не улетела и, не подозревая о близкой смерти, продолжала о чем-то чирикать, дружелюбно поглядывая вниз. Меня охватило жгучее чувство стыда перед этим наивным существом, рогатку я выбросил и с тех пор никогда не стрелял по животным.

Вскоре для спортивных целей местными гуманистами была открыта более добрая вещь - почти пейнтбол. Конструкция состояла из воздушного шарика, натянутого на полый цилиндр (часть стандартного патрона для лампочки). Заряд – ягода черной рябины, которая при попадании с 10 метров разлетается вдребезги, даже если это не забор, а «мягкое место» противника. Можно заряжать горошину, камешек, шарик от подшипника, но тогда на одежде не останется яркого фиолетового пятна от расплющенной ягоды, полезного тем, что автоматически исключает споры на тему «попал/промазал». Отсюда произошло и самоназвание «боевого братства» - «Фиолетовые», что отражало картину «вечером сын возвратился домой». Мамы были в восторге: этот насыщенный цвет не отстирывается никакими чудодейственными порошками.

В этой игре уже появились правила: вместо «болевой стимуляции» - цивилизованный спортивный счет. Чаще всего играли в «реалистичном» режиме: игрок «вылетает» при первом же попадании в него, и так пока не кончатся все враги в одной из команд. Ареной противоборства была пересекающая город система оврагов и балок, заросшая кустарником, полная всевозможных «укрывищ» и прекрасных мест для засады. На этой «ничейной земле» взрослых не было в принципе (бомжей тогда еще не водилось). В промежутке между сражениями можно было подкрепить силы мелкой луговой земляникой, ежевикой и вездесущей черноплодной рябиной. Пару лет назад я безуспешно пытался отыскать вкопанные в те времена «пограничные столбики» - они разделяли владения «нашей банды» и банды друзей-соперников. Границы время от времени перекраивались – в зависимости от исхода боев.

Были в ходу и упражнения с «холодным оружием», в духе сегодняшних фентезийных RPG. «Меч» представлял собой крепкую и увесистую деревянную доску длиной сантиметров 80, с врезанной защитной перекладиной и рукояткой (отшкурена или обмотана изолентой). После пары-тройки «ратных» дней приходилось делать новый меч – старый разлетался в щепы, - «рубились» наотмашь, от души, награждая друг друга увесистыми синяками. Иногда - «стенка на стенку», иногда бой рассыпался на отдельные поединки и погони. В рейтинге детских воспоминаний именно такие дни занимают верхние строчки.

Характерно, что смена оружия со «стрелкового» на «холодное» не меняла сценарий самой игры: все те же «партизаны» и «каратели». Одни рыщут по заросшей кустарником пересеченной местности, другие – стараются напасть на них врасплох, из засады. «Деда, не взрывай поезда, война давно закончилась...»

Когда это белобрысое и сероглазое «воинство» выросло, некоторым пришлось повоевать взаправду - кому в Чечне, кому в Таджикистане, кому – в бандитских разборках 90-х (разумеется, на стороне «хороших парней»). Все остались живы – детские «игры на местности» пошли впрок. Стало быть, мы играли в правильные игры... Хотя, конечно же, это было не предвосхищение будущего, а изживание прошлого, – все-таки речь идет о «партизанском крае», о милитаризме с тысячелетней традицией. «А мои то куряне – сведомы кмети, под трубами повиты, под шеломы взлелеяны, пути им ведомы, овраги знаемы, сами рыщут аки серые волки в поле, ищучи себе чести, а князю - славы...»


Продолжение следует...
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 1 comment