Category: история

гоню телегу

Перспективы «Веймарской Империи»

Выражение «Веймарская республика» так навязло на зубах, что я был изрядно удивлен, однажды заглянув в конституцию этой «республики». Оказалось, что Германия после свержения монархии в 1918 году официально так и осталась «Империей». В конституции 1919 года государство определяется как «Германская Империя» (Deutsches Reich), а словами «империя» и «имперский» пестрит почти каждая страница. Там, правда, имеется статья, в которой сказано, что «Германская империя - республика». Хитроумные немцы разделили два понятия: империю как формат государства (с претензией на величие и державность) и монархическую форму правления. В республиканском Древнем Риме были «императоры» без империи, а в межвоенной Германии была «империя» без императоров. Глава государства с 1919 по 1934 гг. титуловался как «Рейхспрезидент», то есть «Президент Империи», как бы нелепо это ни звучало для непривычного уха. Почему я вдруг вспомнил об этом?Collapse )
гоню телегу

Кризис III века и гипотеза о древнеримских «курфюрстах»

Дмитрий Евгеньевич Галковский в своем видеоблоге однажды высказал любопытную гипотезу, которая, при некоторой доработке, позволяет по-иному взглянуть на раннюю историю Римской Империи и лучше осмыслить хаотичные события III века. Конечно, у большинства нормальных любителей античной истории эта лекция Галковского вызовет раздражение из-за предлагаемой автором ревизии исторической хронологии. Но концепция, о которой идет речь, сама по себе с этой ревизией никак не связана, и ее вполне можно использовать в рамках, заданных академической наукой. Популяризаторы естественных наук уже давно поняли, что разбор всяких невероятных возможностей идет только на пользу делу, подстегивая интерес публики. Историкам тоже будет полезно это использовать.Collapse )
гоню телегу

О советских эпикурейцах и их духовном отце

Известный блогер Богемик страшно обиделся на меня за следующую фразу: «Вот даже Богемик – строит из себя старорежимного элитариста, а и у него есть пост ностальгии по брежневским временам». Обиделся он, разумеется, не за «старорежимного элитариста», а за приписывание ему советской ностальгии. Между тем, я имею в виду конкретный текст 2016 года: «Risky business: Пролог» В этом тексте автор не хвалит прямо советскую власть (я этого и не утверждал), но описывает, что при ней ему и его ровесникам жилось приятно и не без удовольствия, и в брежневские времена он вырос вполне нормальным человеком, которого не «зарубает время от времени» (как пелось в одной перестроечной песне). На мой взгляд, это лучший комплимент для любой власти. Перечитайте этот текст и скажите мне честно: разве не светится он светлой ностальгией по 80-м и гордостью за поколение советской молодежи, которая выросла в эту эпоху, и к которой принадлежит сам Богемик? Многие пассажи этого текста дорогого стоят, и если бы я занимался апологетикой СССР, то обязательно использовал бы их в полемике с пропагандистами, которые утверждают, будто в советском обществе люди воспитывались «неправильными», «психическими», что мозги у них были сдвинуты на почве идеологии, что советские – это вообще не люди, а какие-то коллективистские насекомые и т.п. Богемик на это говорит прямо: «Мы определённо не были насекомыми». И тут советский апологет мог бы пафосно добавить: «Действительно, мы, люди, выросшие в СССР, не были насекомыми!»Collapse )
гоню телегу

Наполеон сделал русских одним из античных народов

Давайте, наконец, затронем извечный вопрос русской души: «Что делал слон, когда пришел Наполеон?» Как известно, чрезмерное увлечение Наполеоном может закончиться для человека тюрьмой или сумасшедшим домом, - об этом свидетельствуют не только случаи из современной жизни, но и дружное мнение классиков литературы, причем не только русских (вспомним «Красное и черное» Стендаля, где герой тоже стрелял в любовницу, хотя распилить не успел). Известный блогер Астеррот по этому случаю высказал мудрую максиму: «Одержимость Наполеоном - это одержимость правом на преступление. Особенно в русской культуре». Автор максимы имел в виду позитивную одержимость, но верно и обратное: жгучая ненависть к Наполеону тоже является симптомом душевного нездоровья. Здоровое русское отношение к Наполеону – это снисходительно-утешительное похлопывание по плечу («Не тем ударился о воду, дурачок!»). Если говорить вполне серьезно, то образ Наполеона укоренен в русской культуре гораздо глубже, чем это может показаться моралисту. Именно внедрение этого образа в русскую культурную матрицу в 1810-е гг. довело ее до завершения и окончательно превратило русских из «окраинных полуазиатов» в великий культурный народ Европы. Русские стали вполне считать себя «право имеющими» европейцами, а не «тварями дрожащими» именно после победы над Наполеоном и его всеевропейским воинством.Collapse )
гоню телегу

Нотр-Дам как священная жертва «Игре Престолов»

На днях случились два знаменательных события, которые, в совокупности, формируют важную культурную веху XXI столетия. 14 апреля вышел в свет последний сезон «Игры Престолов», в котором должны быть расставлены все точки над i в этой американской истории, а уже 15 апреля был сожжен великий Собор Парижской Богоматери. Сутки потребовались драконам, чтобы перелететь через Атлантический океан. Для большинства людей эти два события лежат как бы на разных полочках сознания, но, конечно, не для тех, кто три года назад прочитал мой текст «Протезирование американского Средневековья».

Смысл происходящего в том, что американцы задним числом хотят изобрести себе свое собственное американское Средневековье, используя в качестве «культурного донора» багаж европейских Средних веков (насколько они были реальными – это отдельный вопрос, но они, во всяком случае, являются оригинальными и аутентичными). Америка хочет превратиться в Империю, а для Империи желательно не только блестящее тысячелетнее будущее, но и блестящее тысячелетнее прошлое. И когда процесс копирования будет завершен, то нужда в оригинале исчезнет. Более того, донор должен исчезнуть, ибо лишь в тот момент американская средневековая история станет подлинной. Поэтому и был сожжен Нотр-Дам де Пари, как один из символов европейского Средневековья. Этим, конечно, дело не ограничится: все вообще памятники европейского Средневековья будут уничтожены, вместе с самой Европой и с наследниками европейских феодальных элит. И тогда Америка, наконец, сможет выйти из культурной тени своего «старшего брата» и вполне обрести себя, став «Тысячелетним Рейхом».
гоню телегу

100 лет без Царя в голове

Все прогрессивное зарубежное человечество – поляки, финны, эстонцы, протоукры и казахи – празднует 100-летнюю годовщину окончательного решения царского вопроса. Русские на промежуточном этапе этого пути, году так на 50-м, тоже могли воображать, что добились каких-то успехов: «убили Царя – и полетели в космос», «убили Царицу – и выиграли Войну», «убили Царевича – и смотрите, у всех теперь пенсии по старости», «за убитых принцесс – образование, медицина, мирный атом, каникулы в Простоквашино». Но постепенно многие достижения, созданные «без Царя в голове», превратились в мираж и рассеялись одно за другим. Вместо чудесных советских штуковин – повсюду валяются хэллоуиновские тыквы. Вот уже и до советских пенсий дело дошло, а скоро и от советского космоса ничего не останется. Границы уже давно стали такими, как будто Война была проиграна, а Великая Победа – просто приснилась. Видимо, это такой назидательный исторический урок от Небесной Канцелярии. Кончится он тем, что в назидание другим исчезнет и сам русский народ, причем попытка «вернуть все взад», юродствуя в показном покаянии или назначив царем первого попавшегося клоуна, только ускорит процесс. И через тысячу лет люди, которые будут жить на этой земле вместо нас, всю историю русского народа сведут к одной короткой фразе: «Русские? А, это те, которые убили своего царя и потом вымерли. Не делай так, сынок...»
гоню телегу

Хорваты – старинные боевые товарищи русского народа

15 июля я буду болеть за Хорватию, а не за Францию. Хотя бы по той причине, что хорваты помогли нам отвоевать у Турции Новороссию и Крым, а французы, наоборот, почти всегда помогали туркам и даже пытались отобрать Крым силой. Конечно, в России многие имеют «девичью память» и мыслят в рамках простой дихотомии: если сербы – то однозначно «хорошие, братушки», а если хорваты – то обязательно «бяки, враги и пособники Гитлера». Между тем, два столетия, с середины XVII по середину XIX века, хорваты и русские были боевыми товарищами и сражались против общих врагов: против Турции – множество раз, против Пруссии Фридриха Великого, против Франции Наполеона (кроме 1812-13 гг.). В XVIII веке хорваты помогали нам делить Польшу и возвращать исконные русские земли, а в XIX веке мы помогли хорватскому ополчению усмирить Венгрию. Хорваты были одним из самых отважных и боеспособных народов Австрийской Империи (аналогом наших казаков), и в составе ее войск множество раз проливали кровь за интересы России, не клянча подачек и не набиваясь в «братья». И если сегодня многие русские, как и многие хорваты об этом забыли, то самое время напомнить.Collapse )
гоню телегу

«Смерть Сталина» - фильм не антироссийский, а «античекистский»

Как и обещал ранее, пишу отзыв по итогам просмотра фильма. Стало понятно, почему его запретили на самом деле: в плане общего «антисоветизма» он более-менее в рамках допустимого не только в РФ, но даже в СССР образца «оттепели», но вот «античекизм» там зашкаливает. Берия и его подчиненные показаны кучкой беспросветных маньяков-садистов-педофилов-придурков. Что, конечно, противоречит навязываемой сверху экстремистско-красной линии на романтизацию и облагораживание ЧК-НКВД. В политико-идеологическом плане фильм примерно укладывается в рамки XX Съезда КПСС: маньяки Сталин и Берия затерроризировали страну, остальная советская верхушка была ими запугана, но сама по себе она – относительно белая и пушистая, при первой возможности свернула террор и начала либерализацию. Collapse )
гоню телегу

«Смерть Сталина» запретили за советскую пропаганду

«Смерть Сталина» пока не смог посмотреть, но если судить по трейлеру, то люди, приписывающие этому фильму заоблачный градус антисоветизма, явно преувеличивают. Вспомним, что у нас считаются «патриотическими» и снимаются на бюджетные деньги фильмы, где самодур-садист-деспот-Сталин посылает людей штурмовать немецкую крепость с черенками от лопат, а люди весело на это соглашаются и идут на убой, как зомби и лемминги. В то же время фильм, где Сталин - фанат европейской классической музыки, и где нашелся один не-лемминг, не побоявшийся сказать ему правду, вдруг оказался «плевком в лицо» нашим патриотическим чувствам. После 1991 г. снята масса фильмов об СССР, где он показан так, как Герман показывал Арканар в «Трудно быть богом». То есть, как депрессивное черно-белое говнище без единого светлого проблеска. А здесь мы видим яркую, приятную для глаз и даже гламурную картинку. Это ведь самое главное в наше время: если содержательную пропаганду зритель способен заметить и отринуть, то общее художественное впечатление действует помимо воли, и оно перевешивает. Если судить по трейлеру, то художественное послание фильма – «реевропеизация» позднесталинского СССР. Нам показывают не «вонючее азиатское говнище с плескающимися в навозе имбецилами», а вполне заурядную диктатуру европейского типа («Румыния»), где негодяи по-своему эстетичны, имеют европейские привычки, слушают классическую музыку и т.п. Collapse )