Category: литература

гоню телегу

Стихи о санкционном списке

Косарекс написал идеальный текст на взбудоражившую всех тему. Кроме мелких штрихов, я там со всем согласен. Вместо копипаста всего текста, лучше процитирую оттуда отличный автокомментарий автора на тему российской элитки: «Мозги набекрень, вечные грёзы о пилении сука, на котором сидят - вот, допилят, сук превратится в ковер-самолет и полетит с ними в прекрасное будущее».

Меня же эта тема повергла в поэтическое настроение, что бывает очень редко. Вот вам короткий стишок о дедушке Трампе и российских компрадорах:Collapse )
гоню телегу

Символ перестроечных мечтаний

Что нужно знать молодежи о новопреставленном советском поэте Евгении Евтушенко?

С точки зрения самого последнего советского поколения он - не актуален, не воспринимается ни как «духовный лидер», ни как часть ностальгии по советским временам. Среди тех, кто до сих пор ценит и читает «шестидесятников», он тоже далеко не на первом месте по симпатиям и уважению. Он не вписывается ни в стандарты советского «благочиния», ни в стандарты антисоветского радикализма. Ругать его с пеной у рта, желая задеть «советских», нет никакого смысла. Если видеть в нем «советский символ», то это, скорее, «символ обманутых надежд Перестройки». Он так до самого конца и остался «перестройщиком» и «горбачевцем» по своему духу, застрял где-то в 1990 году. С этим и связано равно негативное отношение к нему, разделяемое людьми разных политических взглядов. Для одних он недостаточно советский, «антисоветский», для других – слишком советский и вечно носившийся с советскими, по сути, мечтаниями и призывами.

При этом никаких выдающихся подлостей он не совершал, ни в советские, ни в постсоветские времена, в отличие от многих своих коллег, которые публикой воспринимаются с меньшей долей критики. Например, Евтушенко не подписал позорное «Письмо 42-х» 5 октября 1993 года, хотя его наверняка туда звали и большинство подписантов – его друзья-приятели-коллеги. Это расходится с образом «беспринципного конъюнктурщика», который нам сегодня пытаются навязать. Конъюнктурщик всегда становится на сторону победителей. Или, как минимум, старается «не выбиваться из коллектива». Значит, принципы у него все-таки были. В этом контексте и жизнь в эмиграции после 1992 года предстает несколько в ином свете. Похоже, человек просто понял, что происходит в РФ, и не захотел мараться вместе со всей своей поколенческой тусовкой. Появляясь после этого время от времени в российских СМИ, он обычно призывал к примирению, человечности и необходимости верить в идеалы. Collapse )
гоню телегу

Блоггер Тургенев

«Стихотворения в прозе» Тургенева написаны как бы специально для формата Фейсбука или ЖЖ. Иногда и выбор тем, и сам подход напоминает соцсети. Вот, к примеру:

«– Если вы желаете хорошенько насолить и даже повредить противнику, – говорил мне один старый пройдоха, – то упрекайте его в том самом недостатке или пороке, который вы за собою чувствуете. Негодуйте… и упрекайте!
Во-первых – это заставит других думать, что у вас этого порока нет.
Во-вторых – негодование ваше может быть даже искренним… Вы можете воспользоваться укорами собственной совести.
Если вы, например, ренегат, – упрекайте противника в том, что у него нет убеждений!
Если вы сами лакей в душе, – говорите ему с укоризной, что он лакей… лакей цивилизации, Европы, социализма!
– Можно даже сказать: лакей безлакейства! – заметил я.
– И это можно, – подхватил пройдоха».


Тургенев в соцсетях бы не пропал. Collapse )
гоню телегу

Продвинутые игры и семейные ценности («Вирус Reamde» Нила Стивенсона)

Прочитал недавно «Вирус Reamde» (2011 г.) американского фантаста-интеллектуала Нила Стивенсона, который ранее запомнился своим блестящим «Барочным циклом», гениальным «Анафемом» (американский вариант «Игры в бисер»), а также беспощадной критикой компании Apple. Помимо прочих достоинств, можно порекомендовать эту книгу старичкам, которые хотят понять, что из себя представляют «изнутри» многопользовательские сетевые игры типа WOW, и в чем там «фишка». Еще одна целевая группа – поклонники Д.Е. Галковского. Книга, местами, хорошо иллюстрирует известные рассуждения Галковского о будущем сетевых игр и той социальной среды, которая вокруг них складывается. (Одно из сюжетных событий книги - предсказанное Галковским восстание организованных пользователей MMORPG, которые «изнутри» самовольно переопределяют смысл, цели и базовую мифологию игры, чем ставят в тупик администрацию).Collapse )
гоню телегу

Русские – это Еикссур и поэтому могут обойтись без Пушкина на морозе

Особенность глубокомысленных обобщений в том, что все утверждения можно сменить на прямо противоположные, и все равно получится нечто, не лишенное смысла и побуждающее людей к дискуссии. Допустим, что все говорят «Серое – это Белое». Такие вот архетипы у данной культуры, помогающие людям переживать долгую холодную зиму. А можно соригинальничать, и сказать, что «Серое – это Черное». И в том, и в другом есть своя доля истины и своя доля неправды. Только в одном случае неправда защищает от суровой реальности, а в другом – подталкивает завязать петлю и повеситься, от полной безысходности. Collapse )
гоню телегу

Тетрадь Смерти русской философии

Японцы в прошлом году выпустили новый сериал по манге «Тетрадь Смерти» (на торрентах есть в русском переводе). До этого был весьма удачный мультсериал и менее удачный кинофильм (где главного героя играл инфантильный «казахский» школьник). В новом фильме выбор актера получше. Он одарен специфической мимикой и способен мгновенно перевоплощаться из положительного студента-ботаника в этакого потешного «Доктора Зло». Очень забавным получился прокурор-мститель. Сюжет сильно сокращен и спрямлен, по сравнению с мангой и мультсериалом, но зато кончина героя показана более достойной. Обещают посмертное продолжение.

Несколько лет назад я уже писал на эту тему и проводил сравнение между «Тетрадью Смерти» и нашим «Преступлением и наказанием». Теперь я уже полностью уверен, что идея этой манги была навеяна Достоевским. Это не простое сходство, а прямой перенос русского сюжета на японскую культурную почву (какой же японец не читывал Достоевского!). Тем интереснее наблюдать проявившуюся здесь разницу двух культур. К размышлениям восьмилетней давности добавлю новые наблюдения, а заодно поправлю прежние неточности. Collapse )
Maus zur Macht

Не «Третий Рим», а Вторые Микены

Давно минувшая великая война, сохраняемая как живое, «современное» событие культурно-информационного пространства, которое захватывает всю нацию, - феномен не уникальный. Ближайший исторический аналог - всеобщая «помешанность» эллинов на Троянской войне и на поэмах Гомера, где были запечатлены события этой войны. Этот культ прошел через всю античность, и поэмы Гомера оставались настольной книгой для всякого эллина даже через 1000 лет после описанных там событий. По этим книгам эллины учились быть эллинами.

Хотя, казалось бы, какое отношение имела феодально-социалистическая Микенская Греция, устроенная по шаблону ближневосточной распределительной деспотии, к европейской полисной Элладе? И какой вообще прок был грекам от победы над Троей? Последующая судьба большинства победителей была трагичной (в буквальном смысле - как сюжет для многочисленных театральных трагедий). «Отца народов» Агамемнона убили собственные приближенные. Сама Микенская Греция через 80 лет после Великой Победы была развалена и разрушена до основания. На ее останках образовались милитаризованные «народные республики» (зародыши будущих полисов), ведущие крайне скудный и примитивный образ жизни. Культура безвозвратно погибла, сгорели все микенские дворцы и библиотеки: о том, были ли у микенцев свои Пушкин или Толстой, мы уже никогда не узнаем. Из всей микенской литературы уцелел буквально один листок - «повзводный» список подразделений и кораблей, принимавших участие в походе на Трою. Должно быть, его сохранил какой-нибудь увлеченный «реконструктор», «клеивший кораблики». Этот листок последующие поколения, жившие в разрухе и варварстве, хранили как святыню и передавали из поколения в поколение, чтобы в конце концов включить в «Илиаду» и превратить в аналог «Бессмертного полка». Collapse )
гоню телегу

«Кот в сапогах» как социальный шаблон

Недавно искал новые мультики для ребенка и обнаружил, что Кот в сапогах из «Шрека» получил основательное продолжение. Оказалось, что выходит уже второй сезон сериала, и еще снят полнометражный мультфильм о его приключениях с Шалтаем-Болтаем из «Алисы». При этом из «Шрека» позаимствован только сам кот, а другие герои и сюжетные линии абсолютно независимы. И даже мир сериала не включает ни малейшего цитирования из мира «Шрека» (это утрированная «Мексика», а не «Сказочное королевство»). Это выгодно отличает данную продукцию от того, что обычно называется «сиквелами» и «приквелами» (сравните это, к примеру, с полностью вторичным Эпизодом VII «Звездных войн»).

Оставив в стороне мультфильм, вернемся к исходной сказке «Кот в сапогах», написанной в XVII веке. Поскольку речь идет о назидательной истории для детей, вполне уместно поискать там «воспитательный момент»: социальный шаблон, навязываемый читателю. Кто у нас герой («Кот»)? Выходец из низов, в которого «инвестировали» старшие родственники (их символизирует хозяин кота). Их стартовая поддержка позволила ему «натянуть дворянские сапоги» и пойти «обделывать дела», проявляя ум и смекалку. Делая карьеру, он заботится о том, чтобы тащить за собой наверх свою родню. В итоге его семья занимает место в кругах высшей знати, вытесняет с этого места герцога Людоеда и забирает его владения. Очевидно, Людоед - символ разбойной феодальной знати «старого закала», которая притесняет народ и плохо служит королю.Collapse )
Pycelle

Триумф Русского Мира

Европа враждует с Россией, хочет ее уничтожить, но не может не признать культурное превосходство Русского Мира. Многие высказывают политические претензии к награжденному автору, но обратите внимание на один важный нюанс. Нобелевскую премию госпоже Алексиевич дали за произведения, написанные на русском языке, а не на украинском, белорусском, эстонском и т.п. Но вместо того, чтобы порадоваться общей победе Русского Мира перед лицом других языковых миров, у нас на автора обрушились с множеством мелочных придирок. Похоже, люди думают, что Нобелевский комитет должен был предварительно согласовать свое решение со всеми политическими тусовками России, получить разрешение с печатью от российских чиновников и «корочку» от ФСБ. Смешно.

На примере г-жи Алексиевич мы видим иллюстрацию известной истины о том, что злейшим врагом русского человека является другой русский человек. Ее фрондерская политическая позиция в данном случае стала просто удобным предлогом (иначе критика и сосредоточилась бы на политических аспектах ее творчества, а не размазывала автора по стенке как полное ничтожество). Стоит русскому прийти к успеху или отметиться чем-то достойным, и другие озлобляются, стараются его утопить, отрицают его заслуги и вообще вычеркивают из числа «своих». Концепцию «игры с нулевой суммой» обитатели Русского Мира, в отличие от других народов, направляют не вовне, а вовнутрь собственной среды. Какой-либо «русско-мировой» солидарности в этом случае не заметно даже у блоггеров-националистов. С г-жей Алексиевич у нас разделываются в безапелляционных традициях советской критики, путем произвольного развешивания ярлыков. «Она бездарна, мелка, конъюнктурна, она не писатель вообще, ее никто не читает, и вообще, зачем вы нам тычете ЭТИМ в лицо?» Но мы то прекрасно понимаем, что любой такой критик начал бы петь автору дифирамбы и возносить как всемирного гения, если бы тот, без повышения уровня мастерства, принадлежал к его тусовке и выражал одобренные ею взгляды. При этом люди ухитрились бы перетолковать в достоинства даже те черты, которые сейчас обличают как недостатки. Скажем, в журналистской манере письма (наиболее частый предлог для придирок) увидели бы сугубые достоинства: «уникальный творческий метод», «близость к пульсу реальной жизни», «новый этап развития русской классической прозы» и «соответствие новейшим мировым трендам».Collapse )