Category: философия

Category was added automatically. Read all entries about "философия".

Maus zur Macht

(К1009) Как опознать философа

Периодически приходится сталкиваться с «квалификационными» спорами относительно того или иного автора: «Нет, NN – не философ. Настоящий философ то-то и то-то». Причем такого рода разоблачения обрушиваются как на маргинальных и несистемных авторов (им часто ставится в вину невключенность в академическое сообщество), так и на членов академического сообщества (и тогда обычно все сообщество целиком предается поруганию как «шарлатаны», «изображалкины», «чиновники» и т.п.). Можно порадоваться за философию, потому что само наличие таких споров говорит о том, что кто-то все еще связывает это именование с претензиями на «статус в природе вещей» и неравнодушно относится к таким претензиям. Пока хотя бы 1 такой «наивный простец» существует, философам есть для кого философствовать.

Понятно, что сколько философов - столько и определений философии. Если все же попытаться найти нечто общее, то самый очевидный способ, как мне кажется, предложил Хайдеггер и растолковал Жан Бофре в своей книге «Диалог с Хайдеггером». Поскольку философию изобрели древние греки, и они «владеют авторскими правами» на само название «философия», то философ (в отличие от просто «мыслителя») – всякий, кто ищет мудрость и глубину в том же источнике, где ее искали греки. Collapse )
Pycelle

Евразийская мысль обезглавлена

Помимо всяких антирусских политических гнусностей, высказанных Гейдаром Джемалем за последние пару десятилетий, у покойного есть и некоторая заслуга. Его поэтически-метафизический трактат «Ориентация - Север» некоторое время был культовым в некоторой узкой русскоязычной среде. «В сфере объективной реальности безраздельно правит вагинальный принцип» и т.п. Говорят «это не философия». А что тогда? Для атрибуции некоторого высказывания как «философского» важен не только сам текст, но и контекст, - когда, зачем и перед кем это сказано. Иначе любая кухонная пародия на Платона, Гегеля или Ницше сделает любого Петросяна «великим философом». Так вот, Петросяном покойный не был. Когда Джемаль писал всю эту метафизическую опупею, она для него была «вполне всерьез», «на пределе евразийского мышления». И для людей, его тогда читавших, - тоже «вполне всерьез», «на пределе евразийской способности понимания». Для мировой или европейской или даже русской философии этого маловато, а вот для национальной евразийской – самый раз. Как «выдающийся азербайджанский философ Евразии» покойный вполне на своем месте. Я, во всяком случае, о других азербайджанских философах не слышал, так что он, очевидно, лучший и известнейший из них. Мир праху, и пусть его смерть будет «истинной», как он того и желал. Collapse )
Pycelle

Ницшеанство мирового гегемона (5 и 6 из 7)

Между тем, в моем «историческом блоге» продолжают выходить следующие главки текста «Ницшеанство мирового гегемона». Шестую главку, из-за неподъемного размера, пришлось разделить на две части.

5. КУЛЬТУРНАЯ ПОБЕДА

6. ФИЛОСОФИЯ ГЛОБАЛЬНОЙ ПЕРЕСТРОЙКИ (Часть I)

6. ФИЛОСОФИЯ ГЛОБАЛЬНОЙ ПЕРЕСТРОЙКИ (Часть II)

Здесь рассказывается о стратегии американского культурного доминирования и о той роли, которую сыграла в этом философия Дьюи. На самом деле изначально все эти три текста задумывались как единая главка, но походу дела она сильно разрослась, так как я счел необходимым обширное цитирование из написанного Дьюи американского аналога «Майн Кампф» и «Молота Ведьм», - поскольку речь идет о настолько «диких» вещах, что иначе вы бы мне просто не поверили («наговаривает на старичка Дьюи»).

Текст получился длинный и сложный, хотя я и пытался разнообразить его веселыми картинками. Так что если вы - дурак, то переходить по ссылкам не рекомендуется. Собственно, я затем и завел второй блог, чтобы на дальних подступах отсеять определенную публику, которая по понятным причинам (баталии вокруг Украины и т.п.) уже «заметила» текущий блог. В «историческом» блоге - значительно более жесткие требования к «степенности» и корректности комментариев. Правда, ведется он во «вневременном» формате, поэтому на ваши толковые замечания я могу ответить не сразу, а, например, через месяц.
гоню телегу

Запасная площадка

На случай возможных претензий к этому блогу, решил завести второй блог - culturgy, где не будет актуальных политических и медийных тем, а будут только тексты по истории, философии, культурологии и т.п. Новые тематические тексты буду помещать сразу туда, а здесь - ограничиваться только ссылками. Френдполитика в новом блоге будет ограничена исключительно неполитизированными тематическими блогами.
Pycelle

Вероломство – одноразовая штука для неудачников. И не марайте доброе имя Макиавелли

В ЖЖ началась любопытная этическая дискуссия между блоггерами bohemicus и asterrot. Ее резюме можно найти у блоггера schegloff. Тема дискуссии – допустимость в политике коварства или, точнее, откровенного «макиавеллического» вероломства в духе Борджа. К примеру, пригласить кого-то на дружеский ужин и подсыпать яда. Богемик защищает допустимость (и «европейскость») вероломства по причине его эффективности (по крайней мере во внешней политике), а Астеррот резко против. Я в данном случае на стороне Астеррота, поскольку он прав, даже если перевести разговор в русло чистой прагматики. Дело в том, что проявления вероломства с вашей стороны резко сокращают возможности для его дальнейшего использования. «Предупрежден, значит вооружен». Если у вас сложилась репутация коварной змеюки, то вам будет сложно подловить соперников на излишнем доверии. Вам будет сложно вызвать доверие даже в тех случаях, когда вы вполне искренни, и когда сотрудничество в ваших собственных интересах. Более того, вам следует бояться «превентивных мероприятий»: зная о вашем чрезвычайном коварстве, испуганные соперники могут вас совместно устранить, даже не вступая в переговоры.

И наоборот, чем реже вы ведете себя вероломно, тем продуктивнее вы сможете использовать свое редкое вероломство. Возможность проявить вероломство выгодно оставлять «на крайний случай», «на черный день», когда речь будет идти о жизни и смерти, а в терпимых ситуациях выгоднее проявлять благородство и верность своим обязательствам, даже если это приносит ущерб. Если же некто превращает вероломство в повседневную стратегию, то, скорее всего, он закончит плохо, и в истории тому много примеров. Самые известные – Наполеон и Гитлер, которые доигрались до дипломатической изоляции и полного краха. Еще один образчик «макиавеллизма», Фридрих Великий, лишь чудом не кончил тем же: его спасла только внезапная смена власти в России. Иначе Пруссию по итогам Семилетней войны просто «разобрали бы на запчасти». И что характерно, усвоив этот урок, Фридрих превратился в мудрейшего и умереннейшего политика Европы, в образец благородства и миролюбия. Впрочем, трактат «против Макиавелли» Фридрих написал еще в самом начале своей карьеры.Collapse )
Maus zur Macht

Темнота – друг молодежи. Так же и в философии

Известный русский политик и мыслитель Константин Крылов, вслед за Пелевиным и Галковским, ополчился на французскую философию. Что касается непонятности некоторых ее авторов и произведений, то здесь нужно иметь в виду следующее.

1. Философия – это всегда философия определенной великой нации, даже если сам автор это отрицает, а его доктрины получили «всемирно-историческое признание», далеко выходящее за пределы национальных границ. Если вы украсили свою коллекцию танчиков моделью немецкого «Тигра», это не значит, что «Тигр» был изобретен ради удовольствия коллекционеров по всему свету. Так же и с томиком Гегеля или Ницше у вас на полке.

2. Если философствует победившая (или хотя бы вполне суверенная) нация, она позволяет себе роскошь говорить обо всем открыто, честно, максимально простым и ясным языком, так что «даже дебилу понятно». Скажем, Александр Великий покорил Персию, тема персидских грантов греческим деятелям стала неактуальной, и вот Аристотель пишет в своей «Политике» откровенно и ясно: «Все народы делятся на нас, эллинов, и остальных – варваров, которые по справедливости являются нашими прирожденными рабами». Или вот Америка победила в I МВ, и, в дополнение к «Тезисам Вильсона» в политике, американский философ Дьюи выдвинул «тезисы Вильсона в философии» - книгу «Реконструкция (в) философии». В которой четко и лаконично объяснялось представителям старой европейской культурной традиции (я несколько утрирую): «Мы вас похороним: отправим все ваши устаревшие традиции на свалку, а ваших детей будем учить гомосятине и толерастии».

3. Если философствует проигравшая или зависимая (хотя еще и не вполне сломленная нация), то её мыслителям поневоле приходится быть путаными и многословными, чтобы максимально утаить смысл сказанного от врагов, которые ведь могут и наказать, если увидят в этой философии проект реванша или избавления от зависимости. Французы – как раз и есть такая зависимая нация, поэтому современная французская философия просто не может быть иной. Французские мыслители не могут позволить себе раскрыть планы своей нации перед лицом торжествующих врагов. Между тем, французы от природы – самая рациональная и ясно мыслящая нация в мире. И французские мыслители (от Декарта до энциклопедистов) были самыми простыми для понимания в ту эпоху, когда Франция ощущала себя достаточно сильной, чтобы быть откровенной. Collapse )
Maus zur Macht

Ошибка Витгенштейна

Кажется, философ Шухов походя решил проблему «психофизического дуализма». Попытку наметить пути решения - см. по ссылке в сообществе ru-rationphil, а я бы хотел на этом примере обратить внимание, какую значительную роль в философском творчестве играют аналогии и метафоры. Собственно, критика философии со стороны Витгенштейна как раз и состояла в указании на тот факт, что все основные философские концепции и проблемы - это маргинальные артефакты различных «языковых игр» и их «некорректных» смешений, бессмысленные с точки зрения «народного хозяйства» и задачи «выполнить пятилетку в три года». Но на самом деле это нужно воспринимать отнюдь не как критику. Потому что любое интеллектуальное творчество так или иначе опирается на «лингвистический бриколаж». Скрестив две разных «языковых игры», мы получаем некий «странный», «висящий в воздухе» концепт, неиспользуемый в реальной жизни, и потом ищем ему поле приложения, к чему бы его приспособить. Иногда это просто «мусор», а иногда оказывается, что из этого концепта может вырасти новая языковая игра, весьма «полезная в народном хозяйстве».
Maus zur Macht

Философия и жизненный опыт

Я заметил, что Егор Станиславович Холмогоров за последние годы существенно вырос как мыслитель, по сравнению с эпохой «атомного православия». Вот, к примеру, любопытное размышление о предпосылках буддизма, которое вполне органично смотрелось бы в черновиках Ницше. Еще интереснее у Холмогорова – отсутствие специфических «кабинетных комплексов», которые превращают даже умнейших профессиональных философов в стерилизованных попугаев, долдонящих нечто на птичьем языке ради грантов и рангов. Вот, к примеру, начало его антилибертарианской статьи на тему социальной философии:

«Для теоретического обоснования коммунитаризма достаточно 5 минут ощупывания тела голого человека, нескольких месяцев подмывания ребенку попы, а также периодических наблюдений за тем, как тупят и глупят самые умные и разносторонние люди».

С точки зрения профанного сознания, «подмывание попы ребенку» – нечто отвлекающее от философских размышлений, некая бытовая рутина, из которой человек должен вырваться, чтобы обрести полет мысли. Любого на улице остановите, и он вам ответит, как нечто самоочевидное, что творчество и бытовая рутина несовместимы. А вот Холмогоров взял и превратил вполне заурядный опыт ухода за младенцем в источник философского осмысления. Большинство людей, профессионально занимающихся философией в России, просто боятся делать что-то подобное, их жизненный опыт кажется им настолько рутинным и убогим, что они, наоборот, отсекают его от процесса мышления и способны черпать вдохновение только из чужих книг. Поэтому реальных философов у нас раз-два и обчелся, а массовку академической философии составляют комментаторы чужих комментариев.Collapse )
гоню телегу

Просто о простом

Константин Крылов детально разбирает некий «каверзный тезис». Разбирает в правильном ключе. Но слишком сложно и эмоционально. Этническая принадлежность - вещь простая и базовая, тут никакие сложные ходы не требуются.

Мой мастер-класс:

Вопрос: «А что делать, если человек, например татарин, искренне считает себя русским? Кто он?»

Ответ: «Он - татарин, искренне считающий себя русским».

Собственно, «вопроса» как такового и нет, потому что задающий сам уже все объяснил. Он определил человека как «татарина». Он сделал это, очевидно, на основании происхождения. На этом фоне совершенно непонятны его сомнения о том, что термин «русский» принципиально того же порядка и также описывает происхождение человека. Наряду с популярной «бритвой Оккама», есть не менее полезный предмет ментального обихода - «ножницы Витгенштейна». Если и так все понятно, то зачем еще один слой ярлыков, определений и объяснений? Здесь не к месту не только любые усложнения, но и редукционизм, желание все «упростить» и подверстать под одну гребенку.

Более общий вопрос, включающий в себя предыдущий: «Загадка века: полурусский, кто он? Русский или нерусский?»

Ответ: «Он полурусский». (Или же «альтернативно русский», для пущей политкорректности. Подробнее - в тексте «О границах русского»).

Возвращаясь к Людвигу нашему Витгенштейну и его языковым играм, понимаем, что «русский» - это маркер, используемый в целом комплексе языковых игр, причем везде несколько по-разному. Collapse )